Политика
Бесплатный
Хуан Монтес

Как политики Мексики смогли поставить интересы страны выше партийных

Принятие «Пакта за Мексику» открыло дорогу институциональным реформам в налоговой сфере, энергетике, телекоммуникациях, образовании, о которых противоборствующие партии не могли договориться 15 лет; инвесторы оценили прорыв политиков
S.Gonzalez / Bloomberg

После долгих лет изнурительных конфликтов мексиканские политики все чаще успешно достигают соглашения по весьма серьезным и неоднозначным вопросам.

За последние восемь месяцев конгресс Мексики одобрил изменения в конституции страны, ограничивающие полномочия могущественного профсоюза учителей, реформу законодательства, лишающую чиновников иммунитета от уголовного преследования, и закон о регулировании сектора телекоммуникаций, в результате чего крупнейшая компания страны, подконтрольная миллиардеру Карлосу Слиму, утратила свое квазимонопольное положение на рынке.

На этой неделе президент страны Энрике Пенья Ньето выступил с новой инициативой: открыть для частных инвесторов энергетический сектор. Помимо этого, парламентарии приступили к обсуждению создания национального агентства, которое будет осуществлять надзор за проведением выборов всех уровней.

Такая эффективность и скорость принятия политических решений возвращают иностранным инвесторам интерес к экономике Мексики даже на фоне снижения привлекательности рынков других развивающихся стран. За последний год мексиканский фондовый индекс вырос на 5%, а курс песо к доллару США укрепился на 3,5%. За тот же период индекс фондового рынка Бразилии упал на 13%, а курс реала - на 14%.

В ближайшие месяцы Ньето и представители трех парламентских партий планируют заняться реформой налогообложения, чтобы увеличить поступления в бюджет и снизить его зависимость от доходов от экспорта нефти, отменить конституционный запрет на повторный срок пребывания в должности для законодателей. «До 60% своего времени я провожу, встречаясь с представителями оппозиции и обсуждая с ними законопроекты, - говорит глава администрации президента Аурелио Нуньо. - Мы теперь все хорошо знакомы и видим друг в друге не только политиков, но и просто людей».

«Мы сейчас наблюдаем крайне необычную для Мексики законодательную коалицию», - говорит политический аналитик Хосе Антонио Креспо.

Еще относительно недавно представители партий Мексики с трудом находили общий язык. Ситуация изменилась с подписанием соглашения, названного «Пакт за Мексику». Документ был обнародован в декабре, на следующий день после вступления Ньето в должность президента страны. Пакт подписали представители всех трех основных партий страны - правящей Институционно-революционной партии (PRI), Партии демократической революции (PRD) и консервативной Партии национального действия (PAN). В документе содержатся 95 целей (от налоговой реформы до запрета использования полуфабрикатов в школьном питании), которых стороны должны достичь до 2015 г., когда очередная выборная кампания начнет осложнять принятие политических решений.

Многие инвесторы связывают будущее мексиканской экономики с успехами в реализации положений пакта. «Инвесторов очень волнует этот пакт. Вы не представляете, сколько связанных с ним вопросов я получаю», - говорит Грэй Ньюман, главный экономист по Латинской Америке Morgan Stanley.

Межпартийные разногласия могут вновь выйти на поверхность в процессе обсуждения открытия для частных инвесторов нефтяной отрасли, особый статус которой долгое время был предметом национальной гордости мексиканцев.

Шансы на одобрение президентской инициативы законодателями достаточно высоки. Оппозиционная партия PAN заявила, что поддержит законопроект, что в совокупности с правящей PRI даст необходимые для изменений конституции две трети голосов членов парламента. Непонятно, как поведет себя левая партия PRD. Ее лидеры говорят, что голосовать за либерализацию нефтяной отрасли точно не будут, а, возможно, и призовут своих сторонников к проведению уличных акций протеста. При этом партия не намерена отказываться от исполнения условий пакта, даже если в данном случае ей не удастся добиться своего. «Мы не собираемся покидать стол переговоров. Мы можем протестовать на улицах против реформы энергетического сектора и в то же время продолжать обсуждать с правительством налоговую реформу», - заявил Гвадалупе Акоста Нараньо, высокопоставленный представитель партии PRD.

Основной причиной появления пакта стало то, что после затяжного политического конфликта представители всех трех конкурирующих партий осознали, насколько ослабло в результате мексиканское государство.

В 1997 г. партия PRI, находившаяся у власти в Мексике с 1929 г., впервые не получила большинства в конгрессе. Это положило начало 15-летнему периоду межпартийных разногласий, в течение которого всего несколько значимых законодательных инициатив получили одобрение обеих палат парламента. Политический конфликт в стране зашел так далеко, что в 2006 г. проигравший президентские выборы кандидат от PRD Андрес Мануэль Лопес Обрадор отказался признать победу Фелипе Кальдерона, возглавил многомесячные уличные протесты и объявил себя «легитимным президентом».

«Твердая рука» - традиционный стиль правления для Мексики. Ацтекских императоров сменили испанские колониальные наместники, а затем могущественные президенты. В 1990-х гг. в стране усилилось демократическое движение, и президенту пришлось уступить часть властных полномочий парламенту и судебной системе. Впрочем, за годы централизованного правления эти ветви власти в стране утратили влияние и образовавшийся вакуум заполнили другие силы, например, наркокартели, подчинившие себе целые регионы страны и уничтожившие, по разным оценкам, до 70 000 человек за последние семь лет. Губернаторы некоторых штатов, оставшись без контроля, вели себя как феодалы и нажили огромные состояния. Профсоюзные лидеры добились небывалого могущества. Безо всяких ограничений действовал и крупный бизнес. Попытки правительства бороться с монополизмом в различных отраслях не увенчались успехом.

«Пока политики ругались между собой на протяжении 15 лет, свободное пространство во власти заняли группы, выражающие собственные интересы, - монополисты, наркодельцы и профсоюзы», - говорит Хесус Замбрано, председатель партии PRD.

Выразителям противоположных политических взглядов удалось в итоге найти общий язык. В частности, представители всех трех основных партий согласились, что граждане Мексики платят компаниям Слима за телефонную связь гораздо дороже, чем жители соседних стран, а связи с судебной системой помогают монополистам обходить предписания регуляторов. Результатом стала реформа рынка телекоммуникаций.

Еще одним фактором, облегчившим сотрудничество, стал уход из PRD Обрадора, в сентябре создавшего собственную партию. Это позволило PRD перепозиционировать себя как более умеренную и открытую к сотрудничеству политическую силу.

Идею пакта предложили именно умеренные члены PRD, вдохновленные аналогичным соглашением, подписанным в Испании в 1977 г. Примерно год назад, вскоре после президентских выборов, в Мексике состоялась встреча лидеров PRD и PRI, на которой присутствовал также главный советник Ньето Луис Видегарай, сейчас занимающий пост министра финансов. «А почему нет? Что мы теряем?» - так, по словам осведомленных источников, отреагировал нынешний президент на предложение о подписании межпартийного соглашения. Штаб Ньето начал неофициальные встречи с лидерами третьей партии, PAN, занимавшей правящее положение в Мексике в 2000-2012 гг. «Мы не стремились к реваншу», - вспоминает председатель PAN Густаво Мадеро. К середине сентября была сформирована группа из девяти представителей всех трех партий, которая приступила к разработке документа. «Прежде всего мы решили, что содержание переговоров должно быть конфиденциальным. Во-вторых, ничего не решено до тех пор, пока не достигнута договоренность по всем вопросам. В-третьих, на результат переговоров не должны влиять текущие события», - рассказывает Сантьяго Крил, член PAN, участвовавший в переговорах. Атмосфера взаимного недоверия на переговорах постепенно сменилась дружескими отношениями между их участниками.

К концу ноября 34-страничный проект документа был почти готов. А в ночь на 1 декабря, накануне президентской инаугурации, стороны наконец согласовали и формулировки, касающиеся будущей энергетической реформы. В два часа ночи участники трудных переговоров открыли бутылку Johnnie Walker Blue Label и провозгласили тост: «За Мексику!»

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать