Бизнес
Бесплатный
Питер Шпигель|Гай Чейзан

ЕС пытается защитить Восточную Европу от «Газпрома»

Энергетическая политика ЕС во многом нацелена на ослабление зависимости от поставок газа из России, однако влияние "Газпрома" в странах Восточной Европы пока сохраняется
John Guillemin / Bloomberg

Когда борьба ЕС и России за Украину вошла на прошлой неделе в финальную фазу, вопрос об обеспечении бывшей советской республики энергоресурсами оказался ключевым при принятии ею решения отложить подписание соглашения об ассоциированном членстве в ЕС. Брюссель предпринял последнюю попытку убедить Киев, предложив провести газопровод из Словакии, чтобы ослабить зависимость Украины от поставок из России. Однако это предложение, пусть и достаточно привлекательное, не смогло перевесить аргумента в виде снижения цен «Газпромом».

История напряженных отношений между Россией и ЕС в энергетической сфере длится уже почти 10 лет. Европейские власти считают, что Кремль использует энергоресурсы с целью влияния на страны бывшего СССР и советского блока.

Энергетическая политика ЕС во многом нацелена на ослабление зависимости от поставок энергоресурсов из России. Европейские власти пытаются не дать Москве использовать против стран - членов союза в Центральной и Восточной Европе ту же тактику, которую она столь эффективно использует против Украины. С точки зрения этой цели стратегия Европы пока не увенчалась особым успехом.

«Мы должны реалистично смотреть на вещи и осознать, что зависимость Европы от российского газа не сократится в ближайшее десятилетие», - утверждает Джонатан Стерн из Оксфордского института энергетических исследований.

Страны бывшего коммунистического блока, присоединившиеся к ЕС с 2004 г., остаются почти полностью зависимы от старой советской энергетической инфраструктуры. Многие в этих странах считают, что виновата в этом Западная Европа, до сих пор не уделявшая достаточного внимания проблеме в связи с тем, что сама зависит от «Газпрома» в меньшей степени. «Что касается энергетики, Запад не предпринимает особых усилий, чтобы помочь нам», - заявил высокопоставленный дипломат одной из стран бывшего советского блока, сегодня входящей в состав ЕС.

Представители Еврокомиссии, однако, не согласны с подобными обвинениями. А ее председатель Жозе Мануэл Баррозу регулярно выступает с критикой политики Владимира Путина - и публично, и в частных беседах, так что между ними даже возникло сильное чувство взаимной неприязни.

В прошлом году Брюссель начал антимонопольное расследование деятельности «Газпрома», подозревая его в злоупотреблении доминирующей позицией на рынке Центральной и Восточной Европы. Кроме того, в ЕС изменили законодательство, чтобы заставить концерн ослабить контроль над трубопроводами в Европе (Третий энергопакет ограничил совмещение продажи и транспортировки газа).

Брюссель сыграл ключевую роль в координации действий восточных стран ЕС - так, чтобы Москва не могла больше сталкивать их друг с другом, утверждает высокопоставленный представитель Еврокомиссии. «Мы просто более уязвимы, если боремся с этим в одиночку. Как большие страны типа Польши, так и маленькие, как Литва», - сказал он.

Перспективы «Газпрома» в Европе уже не столь радужны, как пять лет назад. Однако многие настаивают, что это не столько следствие политики ЕС, сколько результат глобальных изменений на мировом рынке газа. Спрос на газ в Европе упал в связи с экономическим кризисом, и стали активно развиваться другие источники электроэнергии, в частности возобновляемые. В результате, хотя Россия сохранила свою долю на европейском рынке газа, сам рынок перестал расти.

Некоторые из крупнейших клиентов «Газпрома» пожаловались в арбитражный суд (в частности, на привязку цен на газ в долгосрочных контрактах к ценам на нефть) и добились существенных скидок.

Европейские власти уверены, что Москве вскоре предстоит выбрать, чем для нее является «Газпром» - бизнесом или политическим инструментом. Они считают, что в долгосрочной перспективе и тем, и другим он быть не может.

В течение многих лет правительства стран - членов ЕС самостоятельно выстраивали отношения с «Газпромом». Однако все изменилось после газовых кризисов в 2006 и 2009 гг., когда Россия в связи со спорами по поводу цен прекратила поставки на Украину, из-за чего газ в середине зимы недополучили некоторые европейские страны.

С тех пор, считают чиновники в Брюсселе, им удалось ограничить гегемонию России на европейском газовом рынке. После нескольких лет споров в этом году был наконец дан зеленый свет строительству Трансадриатического газопровода (TAP), который к концу десятилетия будет доставлять газ из Каспийского бассейна в Италию и другие страны.

Между тем новая серия реформ по либерализации энергетического сектора запрещает поставщикам контролировать газопроводы. Это изменение в законодательстве особенно сильно раздражает Кремль, так как во многих восточноевропейских странах «Газпром» часто владеет как газопроводами, так и заполняющим их газом.

Таким образом, определенный прогресс существует. Польша и Украина, к примеру, начинают разрабатывать собственные запасы сланцевого газа. Пусть и с проволочками, Польша все-таки принялась за строительство терминала СПГ на побережье Балтийского моря; стоимость проекта - 1 млрд евро ($1,4 млрд).

Литва, которая получает весь газ и значительную часть электроэнергии из России, также пытается защититься от «Газпрома». Она надеется, что когда-нибудь сможет полностью обеспечить внутренний спрос за счет импорта СПГ. Она также строит газопровод, который соединит ее с Польшей. Кроме того, Литва очень последовательно и даже агрессивно реализует на практике все предписания ЕС по либерализации энергетического сектора. Из-за этого, утверждают власти страны, «Газпром» продает ей газ по чрезвычайно высоким ценам. В газовом концерне это отрицают.

В прошлом году доля «Газпрома» на европейском газовом рынке составляла 26%. Ожидается, что к 2025 г. этот показатель вырастет до 30-32%. Однако влияние «Газпрома» может уменьшиться. Новая инфраструктура, создающаяся по всей Восточной Европе, даст возможность странам региона получать газ из альтернативных источников, говорит эксперт по законодательству о конкуренции Алан Райли из City University. «Все это лишает «Газпром» той базы, которой он традиционно обладал», - утверждает он.

Перевела Наталья Тихонова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать