Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова
Статья опубликована в № 3650 от 12.08.2014 под заголовком: Политзаключенных стало больше

«Мемориал» признал Алексея Навального политическим заключенным

Правозащитный центр «Мемориал» опубликовал новый список российских политзаключенных. В него впервые вошел находящийся под домашним арестом оппозиционер Алексей Навальный
В 2013 г. Алексей Навальный маршировал в поддержку политзаключенных, а теперь вошел в их число
А. Астахова / Ведомости

Список насчитывает 45 человек и по сравнению с предыдущим, опубликованным в феврале, увеличился на пять фамилий - хотя пять человек с тех пор вышли на свободу (см. врез). Как разъясняется на сайте «Мемориала», при составлении списка эксперты руководствуются «международными критериями»: политзаключенным считается лицо, лишенное свободы, при наличии политических мотивов его преследования и одного из дополнительных факторов. Например, активист «Яблока» Евгений Витишко, приговоренный к трем годам поселения за повреждение забора вокруг дачи кубанского губернатора Александра Ткачева, был признан политзаключенным, «так как уголовное преследование осуществляется по обвинению в правонарушении, событие которого отсутствовало, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство и применением непропорционального вменяемому деянию содержания под стражей».

Алексей Навальный оказался в списке в связи с тем, что 28 февраля был помещен под домашний арест по делу «Ив Роше». Политические мотивы в делах против оппозиционера правозащитники отмечали и раньше, но политзаключенным не признавали, поскольку приговор по делу «Кировлеса» в 2013 г. был условным. «В настоящее время «Мемориал» изучает основания и обстоятельства уголовного преследования Олега Сенцова, Надежды Савченко, Константина Янкаускаса и других лиц. Есть основания полагать, что в преследовании этих людей есть политические мотивы и нарушения закона», - сообщается в пресс-релизе организации.

Человек признается политзаключенным, если в деле есть очевидный политический мотив и он находится в местах, которые не может покинуть, по принуждению государства, т. е. засчитываются домашний арест, лечебница, тюрьма или изолятор, объясняет член «Мемориала» Сергей Давидис. В то же время человек не будет признан политзаключенным, если он прибегал к насилию над личностью или призывал к насилию по религиозным или национальным признакам, подчеркивает правозащитник. «Наш подход требует тщательного изучения дел, но бывают такие тексты обвинений, когда все понятно: например, в случае с флагом в Калининграде», - говорит Давидис (11 марта 2014 г. трое активистов вывесили флаг ФРГ на здании Управления ФСБ по Калининградской области; все трое находятся под стражей. - «Ведомости»).

У «Мемориала» сейчас на рассмотрении несколько громких дел, и правозащитник признается, что центр не может работать слишком быстро из-за вмешательства властей. «Мы начали публиковать список с 30 октября 2013 г. и сделали уже три выпуска. Динамика негативная: пять человек вышли на свободу, 10 добавились», - подсчитывает Давидис. С учетом тех дел, которые «Мемориал» рассматривает сейчас, число политзаключенных будет только расти, предполагает он. Рассчитывать на то, что власть прислушается к мнению правозащитников, смысла нет, это скорее играет негативную роль (например, «болотный узник» Максим Лузянин попросил не вносить его в список, опасаясь, что это может ему навредить), признает Давидис, но подобные списки привлекают внимание общества: «Как организация, которой доверяет международное сообщество, мы взяли на себя миссию: в условиях роста политических дел сообщать о самых вопиющих случаях».

Глава российского отделения Amnesty International Сергей Никитин говорит, что перечисленные имена для него не являются сюрпризом, некоторых признает узниками совести и его организация: «Мы отказались от термина «политзаключенные» более 10 лет назад и пришли к пониманию, что требуем справедливого суда в отношении всех, кто неправомерно попадает в тюрьму». Но признать узниками совести многих «болотников» Amnesty не может, так как они сопротивлялись правоохранительным органам: «В этом наши понятия с «Мемориалом» немного расходятся».

Общество сейчас крайне слабо влияет на власть и тема политзаключенных отошла очень далеко, что видно на примере нулевого эффекта от приговора Удальцову и Развозжаеву, считает политолог Алексей Макаркин. «Но эти списки важны, потому что дают оставаться политзаключенным в информационном пространстве. Время от времени власть решает что-либо смягчить, используя УДО или амнистию, как было в прошлом году с частью заключенных по «болотному делу» и с Михаилом Ходорковским. И об этом не стоит забывать», - резюмирует эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать