Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова
Статья опубликована в № 3732 от 08.12.2014 под заголовком: Баррикады сознания

Пик антиамериканских настроений в России еще не пройден - «Левада-центр»

Россияне стали лучше относиться к Европе, но пик антиамериканских настроений еще не пройден, выяснил «Левада-центр»
Денис Абрамов / Ведомости

К США очень хорошо или в основном хорошо относятся лишь 18% опрошенных - на 1% больше, чем в сентябре, следует из ноябрьского опроса «Левада-центра», 74% настроены негативно (в сентябре таких было 73%). Слегка улучшилось отношение к Европейскому союзу: положительно отвечают 26% респондентов (на 7% больше, чем в сентябре), отрицательно - 63% (в сентябре - 68%). Снижения антизападных настроений не происходит, они достигли своего пика и такими отрицательными не были еще никогда, поэтому говорить о том, что они сходят на нет, пока рано, объясняет замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин. Но это отношение к политике властей, уточняет социолог: «Когда мы спрашиваем об отношении к самим европейцам или американцам, то наблюдаем небольшое ухудшение, но гораздо менее критичное». Обычно при возникновении проблемы отношение к стране резко ухудшается, но, как только все успокаивается, оно также резко нормализуется, подчеркивает Гражданкин: судя по этим данным, резкого скачка назад не происходит, а значит, конфликт все еще в острой фазе.

К Украине россияне тоже стали относиться хуже: положительных ответов лишь 28% (против 32% в сентябре), отрицательных - 59% (было 55%). Сказывается негативная реакция на любое насилие, говорит Гражданкин: «Там бомбят, убивают мирное население - в новостях акцент делают именно на этом». Но по-настоящему отношение к Украине начало портиться только сейчас, когда в своих оценках люди уже приравнивают ее к Западу, подчеркивает социолог. Зато о Грузии теперь хорошо думают 53%, а плохо - 33%, и эти показатели - лучшие за весь 2014 год. Даже самые сложные моменты в отношениях с Грузией и близко не напоминают ту холодную войну, что идет сейчас с Западом, объясняет Гражданкин, поэтому любое ухудшение российско-грузинских отношений воспринимается гораздо легче, чем угрозы Запада обрушить нашу экономику.

С тем, что Россия находится в международной изоляции, согласны лишь 47%, и 63% из них это беспокоит (см. график). В военное время государство вводит самоцензуру, чтобы не сеять панику среди населения, и такая цензура работает у каждого самостоятельно: люди отчаянно не хотят признавать, что Россия находится в изоляции, комментирует Гражданкин: «Власти подогревают это мнение встречами с лидерами других стран, международными скандалами в новостях - это дает возможность забаррикадировать сознание».

По мнению политического психолога Елены Шестопал, отношение к Европе остается менее негативным за счет культурных традиций, а ухудшение отношения к Украине не означает разрыва между странами: «К ней относятся как к брату: мы его любим, но не всегда одобряем его действия». По словам эксперта, 35% не беспокоящихся об изоляции - это те, кто сам не путешествует, остальные же «не могут не ощущать перемены настроений». Но это скорее потребительское, а не политическое ощущение беспокойства - едва ли эти 47% придерживаются либеральных взглядов, оговаривается Шестопал.

У нас телевизионное общество: когда-то Грузия была главным врагом, но после отставки Саакашвили она с экранов почти исчезла, хотя если снова начнется антигрузинская кампания, то положительные цифры пойдут вниз, уверен политолог Алексей Макаркин. Показатели по Украине могли упасть, потому что Россия давала кредит доверия Порошенко и отделяла его от радикальных политиков, а сейчас это разделение уменьшилось, украинская власть воспринимается негативно, продолжает эксперт. «У Европы функция двойственная: на фоне нашей пропаганды она стала восприниматься негативно, ближе к США, но у нее остался образ жертвы с советских времен - что Европу принуждает Запад и она стала колонией США», - объясняет Макаркин. Те же 45%, кто не видит изоляции, - это часть общества, которая считает, что признак изоляции - это превращение страны в Северную Корею, для них положительный пример - наши отношения с Китаем, Бразилией и т. д., убежден политолог.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать