Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 3749 от 14.01.2015 под заголовком: Прокуратура не даст себя в обиду

Генпрокуратура и Минюст защитили друг друга перед Конституционным судом

Генпрокуратура, Минюст и Совет по правам человека сообщили Конституционному суду, что они думают о прокурорских проверках НКО
Денис Абрамов / Ведомости

Президентский Совет по правам человека (СПЧ), Минюст и Генпрокуратура ответили на вопросы, поставленные судьей Конституционного суда Николаем Бондарем по делу о проверке ряда положений закона «О прокуратуре» (ответы есть у «Ведомостей»). Заявители (см. врез) считают, что оспариваемые положения не раскрывают точного перечня оснований для проверок НКО, порядка их проведения, а также противоречат конституционным требованиям формальной определенности закона.

Прокуратура в своем ответе подчеркивает свой особый статус как единственного органа, осуществляющего надзор за соблюдением законов, прав и свобод человека. Прокурорские проверки проходят в инициативном порядке, в том числе по сообщениям СМИ. Иная трактовка п. 2 ст. 21 закона «О прокуратуре», по которому проверки должны проходить на основании поступившей информации о фактах нарушения закона, приведет к тому, что прокуроры не смогут проводить проверки до поступления обращений, даже если у них будет информация о нарушении закона, говорится в ответе. Минюст отмечает, что проверки прокуратуры могут проводиться и по собственной инициативе прокурора на основании информации о нарушениях, но они должны исходить из конкретных обстоятельств. При этом Минюст не считает, что прокуратура дублирует его функции.

Мнение СПЧ противоположное: прокуратура в ходе проверок дуб­лирует другие органы, в частности Минюст. СПЧ отмечает, что особенностей прокурорского надзора за НКО выявить нельзя, поскольку прокуратура и Минюст проверяют одни и те же документы. Нечеткость нормы приводит к произвольным проверкам, что ограничивает право на свободу объединений. К схожим выводам пришли в Институте законодательства и сравнительного правоведения при правительстве, отметив неопределенность в правовом регулировании прокурорского надзора и в разграничении надзорных функций разных органов. Кроме того, правоведы считают, что прокурорский надзор за НКО не регламентирован, что также вызывает правовую неопределенность.

Отсутствие нормального регулирования влечет возможность злоупотребления полномочиями, полагает член СПЧ, адвокат Игорь Пастухов, поэтому у прокуратуры должны быть тщательно прописанные полномочия: «Универсальный характер ее полномочий означает, что он не касается какой-то определенной деятельности, но он не предполагает возможность самому определять пределы своих полномочий». Член СПЧ, судья в отставке Сергей Пашин подчеркивает, что никаких правовых оснований прислушиваться к мнению СПЧ у Конституционного суда нет, но «поскольку его составляли не последние юристы страны, то оно может оказать свое воздействие».

Позиция прокуратуры не удивляет, ей важно сохранить возможность произвольных проверок, полагает юрист «Агоры» Рамиль Ахметгалиев: «Удивляет позиция Минюста, представители которого не раз неофициально жаловались на то, что прокуратура лезет в их полномочия». По его словам, возможность произвольных проверок означает установку на то, что каждый в чем-то виноват, поэтому заседание суда «будет о том, является ли Россия правовым государством, где исходят из презумпции добросовестности, или авторитарным, где все находятся под контролем». Ахметгалиев напоминает, что в начале 2000-х гг. прокуратура была универсальным надзорным органом, который «мог затыкать дыры», поскольку было мало контролирующих органов, но после административной реформы, прописавшей процедуру проверок контролирующих организаций, назрел вопрос пересмотреть полномочия прокуратуры, которые дублируют другие органы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать