Статья опубликована в № 3759 от 28.01.2015 под заголовком: Доследование забора

Генпрокуратура усомнилась в доказательствах по делу о краже картины соратниками Навального

Генпрокуратура усомнилась в доказательствах, собранных Следственным комитетом по делу о краже картины соратниками Алексея Навального
А.Астахова / Ведомости

Дело о краже картины соратниками Навального было направлено на доследование, поскольку Генпрокуратура усомнилась в собранных доказательствах. Материалы дела, с которыми вчера начал знакомиться обвиняемый, руководитель отдела расследований Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Георгий Албуров, он выложил на своем сайте. Его и сотрудника ФБК Никиту Кулаченкова обвиняют в краже картины художника Сергея Сотова, которую они сняли с забора во Владимире и подарили Навальному.

В ноябре дело было направлено в Генпрокуратуру, говорит Албуров, но заместитель генпрокурора Виктор Гринь вернул его в Следственный комитет России (СКР) на доследование, так как следствие не добыло доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях обвиняемых необходимых признаков хищения. Гринь указывает, что рисунок был размещен в общедоступном месте, не подписан художником и не имеет признаков, позволяющих считать его чьим-либо имуществом. Также, по мнению Гриня, не подтверждается вывод следствия, что Сотову был причинен значительный ущерб, поскольку сам художник говорил, что считает свой «художественный труд» увлечением, никогда не придавал значения кражам своих картин, а расходы на создание картины оценил в 100 руб. Схожие доводы приводил сам Навальный, когда узнал, в чем обвиняют его соратников.

После этого председатель СКР Александр Бастрыкин направил генпрокурору Юрию Чайке жалобу следователя Алексея Алексеева и письмо, в котором указал, что постановление о возвращении дела на доследование необоснованно и подлежит отмене. Но Чайка отказался его отменять: по мнению генпрокурора, СКР недостаточно изучил обстоятельства, «имеющие существенное значение для правильного разрешения уголовного дела». «Следствием не идентифицировано место и функциональное назначение данного забора. Правоустанавливающие документы на ограждение и земельный участок не приобщены, их собственник не установлен и не допрошен», - говорится в постановлении Чайки. Кроме того, не допрошены представители органов власти Владимира и не выяснено их отношение к размещению рисунков на заборе - без этого, уверен Чайка, нельзя сделать вывод о наличии в действиях обвиняемых состава преступления.

Следователь получил ответ из Владимира: участок, огражденный забором, с которого украли картину, находится в госсобственности и предоставлен Владимирской епархии РПЦ для строительства часовни. «Забор является сооружением, служащим для ограждения территории», - говорится в письме из горадминистрации. Сведений о том, кому принадлежит забор, у властей нет. Сотов, по их данным, для проведения выставки на заборе к ним не обращался, размещать картины на заборе ему не разрешали.

В Генпрокуратуре «Ведомостям» не смогли подтвердить наличие таких документов, в СКР попросили прислать официальный запрос.

Адвокат Албурова Анна Полозова говорит, что не встречала подобных документов за свою 12-летнюю практику: «Переписка ведется, потому что нет состава преступления - прокуратуре очевидно, что не может быть подтверждено обвинительное заключение в том виде, в каком оно есть». Адвокат Дмитрий Аграновский не уверен в достоверности документов, но если это так, то следствие и обвинение находятся в сложной ситуации, ведь художник говорил, что не считает себя потерпевшим: «А прокуратуре не нужно дело, которое пойдет в суд с перспективой оправдания, поэтому пусть СКР сам его прекращает или тщательнее расследует». Адвокат Андрей Андрусенко напоминает, что СКР и прокуратура по многим делам находятся в процессуальном противостоянии, однако «не ясно, почему эта простая юридическая задача требует вмешательства первых лиц, а не решается силами их подчиненных».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать