Политика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3760 от 29.01.2015 под заголовком: Панический рост

Декабрьский ажиотаж мог удержать экономику от спада в 2014 году

Декабрьский ажиотаж, спровоцированный валютной паникой, мог удержать экономику от спада в конце 2014 г. Но тем глубже будет спад в 2015 г.
За декабрьским ростом ничего хорошего не последует
Д. Абрамов / Ведомости

Росстат подвел итоги декабрьской паники, спровоцированной валютным кризисом. Оборот розничной торговли вырос на максимальные с середины 2012 г. 5,3% (за 2014 г. - на 2,5%), в том числе непродовольственного ритейла - на 10,5%, промышленный выпуск ускорил рост до 3,9%, спад инвестиций, напротив, оказался меньше ожиданий - 2,4% (консенсус Bloomberg - 5,9%), за год составив 2,5%, темпы спада в строительстве замедлились.

Всплеск потребительского спроса в сочетании со спадом реальных доходов мог бы вызвать удивление любого экономиста, если не знать подоплеку, замечает Владимир Тихомиров из ФГ БКС. Из-за разгона инфляции реальные доходы населения в декабре упали на 7,2% (за 2014 г. - на 1%), зарплаты - на 4,7% (за год - рост на 1,2%). Причина потребительского бума одна, констатирует Олег Кузьмин из «Ренессанс капитала»: люди стремились купить все необходимое перед грядущим ростом цен и защитить от девальвации сбережения, часть которых ушла в покупку товаров длительного пользования. «Кровавая баня», - характеризовал декабрьскую ситуацию на авторынке президент Renault и Nissan Карлос Гон: люди скупали все машины подряд. Продавцы бытовой техники фиксировали рекорды продаж: рост на 30-70% после трех кварталов стагнации.

Той же логикой, что и население, руководствовались предприятия, полагает Тихомиров: завершить все, что можно, перед кризисом, а кто мог забрать из бюджета по пока еще не отмененному закону на авансовые платежи - делали это, понимая, что другого случая не будет. Этим, в частности, можно объяснить и ускорение роста промышленного выпуска, и не такой глубокий, как ожидалось, спад инвестиций, считает он. По оценке Минфина, расходы декабря составили почти четверть годовых назначений (3,2 трлн из 14 трлн руб.). В январе министерство начало требовать расторгать контракты, заключенные на срок позже 2015 г., рассказывала председатель Счетной палаты Татьяна Голикова.

Декабрьские цифры показывают не улучшение и даже не стабилизацию, заключают аналитики Barclays: декабрьский рост - прелюдия к рецессии. «Статистика, конечно, позитивна, но за ней ничего не последует», - согласен Тихомиров.

Декабрьский ажиотаж мог удержать экономику от спада в IV квартале, не исключают аналитики: ранее прогнозы сулили спад на 0,4-1,8% в IV квартале. Теперь, не исключено, в годовом сравнении спада ВВП не будет, а по итогам 2014 г. рост окажется чуть выше: 0,6-0,7% вместо 0,5%, считает Кузьмин, или 0,7-0,8%, полагает Тихомиров. Но тем хуже для 2015 г., замечает Кузьмин, тем глубже будет провал инвестиций, тем сильнее - из-за переноса спроса - спад потребления. Прогноз спада экономики в 2015 г. на 4% может быть ухудшен, пишут аналитики Barclays. По прогнозу «Ренессанс капитала», при среднегодовой цене нефти в $60/барр. спад ВВП составит 4,3%, а по прогнозу «Уралсиба» - 6,8%.

Инвестиции в основной капитал в 2015 г. могут упасть более чем на 10%, потребление - на 7-9%, рассказал министр экономического развития Алексей Улюкаев: «У нас впервые за 15 лет ситуация, когда и реальные зарплаты, и реальные доходы, и розничный товарооборот, и услуги - в области отрицательных значений [в 2015 г.]. Такого не было с 1999 г.» (цитата по «Интерфаксу»). Новый прогноз министерство должно представить 1 февраля.

Население в отличие от 2009 г. не получит значительной бюджетной поддержки (тогда рост соцрасходов составил 22%, в 2015 г. индексация зарплат госслужащих заморожена, бюджетников - сокращена до 5,5%, т. е. ниже инфляции, индексация пенсий ограничится уровнем инфляции). Кроме того, с тех пор возросла кредитная нагрузка населения, и стоимость обслуживания долга выросла с 3% от объема потребления до более чем 5%, посчитала Наталия Орлова из Альфа-банка. Рост потребления в 2014 г. уже был профинансирован сбережениями, в 2015 г. потребление ждет глубокий спад, ожидает она. В то же время в пользу потребления работает демографический спад - в отличие от 2009 г., большого роста безработицы не будет, полагает Кузьмин.

Сокращение прибыли и запретительные ставки кредита (в дополнение к резко возросшей из-за внешнеполитических событий неопределенности) не способствуют инвестиционной активности. Несмотря на декабрьские цифры, 2014 год стал вторым годом спада инвестиций (в 2013 г. - на 0,3%). В 2015 г. спад капвложений коснется не только частного бизнеса, уточнил Улюкаев, но и госкомпаний, сокращающих инвестпрограммы, и капвложений государства. Рецессия очевидна, а насколько глубоко и как долго - непонятно, рассуждает Тихомиров: «Дальше ничего хорошего не видно».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать