Статья опубликована в № 3805 от 06.04.2015 под заголовком: Оперный протест

В Новосибирске прошел митинг против цензуры

Скандал с постановкой «Тангейзера» станет политическим испытанием для городских властей, считает эксперт
Митинг в поддержку оперы «Тангейзер», за свободу творчества и отмену цензуры собрал, по разным оценкам, от 2500 до 5000 человек
ТАСС

Митинг в поддержку оперы «Тангейзер», за свободу творчества и отмену цензуры собрал, по разным оценкам, от 2500 до 5000 человек. На нем выступили местные деятели культуры, протодиакон Андрей Кураев, были показаны видеообращения режиссеров Андрея Звягинцева и Кирилла Серебренникова, зачитано обращение экс-директора Новосиб́ирского театра оперы и балета Бориса Мездрича, которого уволил министр культуры Владимир Мединский. На митинге не выступали политики, подчеркнула член оргкомитета Олеся Вальгер, но в толпе были председатель «Яблока» Сергей Митрохин и бывший вице-мэр Новосибирска Иван Стариков. Актеры театра на акцию не пришли – новый директор Владимир Кехман проводил сбор труппы одновременно с митингом.

Участники акции приняли резолюцию с требованием отставки Мединского и Кехмана и восстановления «Тангейзера» в репертуаре. Среди других пунктов – недопустимость любых видов цензуры, гарантия свободы слова и запрет на применение статьи УК об оскорблении чувств верующих в отношении художественных произведений. Опера «Тангейзер» Рихарда Вагнера в постановке Тимофея Кулябина шла в Новосибирске с декабря 2014 г. В отношении Кулябина и Мездрича было начато административное производство за оскорбление религиозных символов, но суд не обнаружил в их действиях состава правонарушения.

События в Новосибирске скорее исключение для России, говорит экономист Евгений Гонтмахер: «Горожане гордятся своим театром, то же самое было и с телеканалом ТВ-2 в Томске – это местная достопримечательность». Но большинство считает, что подобные протесты – для узкого круга интеллектуалов, полагает эксперт. Потенциал протеста всегда есть в обществе и он выражается через открытые каналы, например через культуру, поясняет политпсихолог Елена Шестопал, а религия становится чувствительным моментом в том числе и в политической повестке дня.

КириллПатриарх Московский и всея Руси
Когда Церковь начинает обслуживать политические интересы, идеологические моды и пристрастия века сего <...> она сходит с того кроткого молодого осла, на котором ехал Спаситель, и пытается взобраться на коня победителя, показывая человеческую силу.

До 2014 г. свобода слова хотя и признавалась как ценность, но оценивалась невысоко, говорит социолог Алексей Гражданкин. Теперь же отношение к гражданским свободам существенно ухудшилось и готовых выступать в их поддержку стало меньше, подчеркивает он: «После событий в Киеве людей стало легко убедить, что к этому привела именно свобода слова». Политические протесты становятся массовыми, когда добавляется сильный эмоциональный повод, – так было с «маршем против подлецов» или траурным маршем после убийства Бориса Немцова, напоминает политолог Борис Макаренко: «В Новосибирске как раз очень сильный эмоциональный повод: требования людей обращены против Минкульта, сопроводившего увольнение директора театра комментарием об оскорблении чувств верующих, которого не нашел суд».

Темы арестов оппозиционеров и активности православных радикалов могут претендовать на объединяющие для оппозиции, но это должно быть более чем в одном-двух регионах, говорит политолог Михаил Виноградов. По его мнению, участники выборов в Новосибирске (в сентябре там изберут областных и городских депутатов) будут стараться использовать тему «Тангейзера», но все будет зависеть от ощущения горожан, которое сложится к концу весны и станет определяющим на выборах. Политолог Александр Кынев считает ситуацию с «Тангейзером» испытанием для городской власти: «Мэр Анатолий Локоть победил благодаря широкой коалиции, коммуниста поддержали все – от левых до правых, в этом и была его сила». Но история с оперой вносит раскол, так как в ней интересы тех, кто должен выступать с консервативных и с либеральных позиций, разные, полагает эксперт. «Как показывает практика, заведомо скандальные темы намеренно вбрасываются, чтобы одну тематику погасить другой или отвлечь внимание, и «Тангейзер» может так же переключать внимание», – резюмирует Кынев.