Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3820 от 27.04.2015 под заголовком: Бесправная защита

Следствие и суд вправе отклонять доказательства защиты – Конституционный суд

Бесправие защиты – не частный случай, а системная проблема, уверены адвокаты
Адвокаты уверены, что УПК дает следствию слишком много прав
А. Махонин / Ведомости

Конституционный суд не нашел противоречий Основному закону страны в положениях Уголовно-процессуального кодекса (УПК), регламентирующих порядок представления доказательств стороной защиты. Об этом говорится в опубликованном в пятницу на сайте суда определении по жалобе москвича Кирилла Вождаева, осужденного Перовским районным судом Москвы к девяти годам лишения свободы за разбой.

Вождаев оспаривал сразу несколько статей УПК, позволяющих суду и следствию отказывать в получении или приобщении к материалам уголовного дела доказательств защиты. В качестве примера заявитель ссылался на собственное дело. Сначала следователь отказывал в приобщении к делу доказательств защиты, в истребовании дополнительных доказательств, в назначении и проведении экспертиз. В определении следователь указал, что «вина Вождаева К. А. в инкриминируемом ему деянии доказана материалами уголовного дела», поэтому иных материалов не требуется. По той же причине следователь отказался включить в список подлежащих вызову в суд свидетелей защиты, впоследствии то же самое сделал суд, отклонивший, как подсчитал заявитель, в общей сложности более 50 ходатайств и заявлений защиты. «Провозглашая равенство прав сторон, уголовно-процессуальный закон фактически такого равноправия не предусматривает, – отмечается в жалобе. – Любые документы и материалы, которые обвиняемый, его защитник посчитают нужным представить, сами по себе еще не являются доказательствами. Стать доказательствами они могут, только если следователь или суд сочтет необходимым признать их таковыми и приобщить к делу».

Следствие ошиблось

Председателю СКР Александру Бастрыкину следует объяснить причину отмены уголовного дела, возбужденного в связи с гибелью 19 апреля жителя Чечни Джамбулата Дадаева в результате операции ставропольских полицейских в Грозном. Об этом в Instagram написал глава Чечни Рамзан Кадыров. По его словам, дело было возбуждено на законном основании, а его отмена вызвала «резко негативную» оценку у населения республики.

Однако Конституционный суд никакой проблемы во взаимоотношениях защиты со следствием не увидел. «Уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа органом предварительного расследования или судом в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, и приобщении их к материалам уголовного дела», – говорится в определении суда.

Представляющая Вождаева адвокат Мария Серновец считает такое решение Конституционного суда предсказуемым: поставленные вопросы требуют изменения действующего УПК и предоставления защите равных с обвинением прав в части сбора и представления доказательств. А это нарушит ставший естественным и привычным ход вещей, в том числе и по фальсификации уголовных дел, покажет никчемность правоохранительных структур, уверена она. По словам Серновец, жалоба на решение Перовского райсуда уже направлена в Европейский суд по правам человека и в ней адвокат ссылается на нарушение статьи 6 Европейской конвенции о правах человека, гарантирующей право на справедливый суд.

В минувшую пятницу в Конституционный суд ушли еще две жалобы на аналогичные положения УПК – от жителя Калининградской области Сергея Лепешкина и активиста Федерации автомобилистов России Вадима Коровина, рассказал «Ведомостям» адвокат Рамиль Ахметгалиев, представляющий интересы заявителей. Он не считает отказ суда окончательным: на прокурорские проверки тоже жаловались не раз, прежде чем Конституционный суд наконец признал, что процедуру проведения таких проверок следует уточнить, напоминает адвокат. Рано или поздно сработает «накопительный эффект», уверен Ахметгалиев, ведь это системная проблема, а не частный случай.

Защита и обвинение не равны в ходе следствия, признал ранее в беседе с «Ведомостями» инспектор Следственного комитета России Георгий Смирнов. Состязательность возможна в рамках англосаксонской правовой модели, где нет предварительного расследования, только полицейское дознание, а основные вопросы доказательств решает суд, объясняет он. В России же основная часть расследования проводится на стадии досудебного производства, где следствие имеет заведомые преимущества. Компенсировать такое неравенство, по мнению Смирнова, и должен внесенный в Госдуму с подачи Следственного комитета закон об объективной истине, который обязывает судью восполнить недостающие доказательства.