Статья опубликована в № 3835 от 21.05.2015 под заголовком: Бессрочный прокурор

На день рождения генпрокурору Юрию Чайке подарили отмену возрастного ценза

Его заместители и региональные прокуроры смогут работать на пять лет дольше
Юрий Чайка
Д. Абрамов / Ведомости

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель комитета верхней палаты по конституционному законодательству Андрей Клишас предлагают отменить возрастной ценз для генпрокурора (сейчас он составляет 65 лет, но в случае необходимости может быть продлен) и повысить до 70 лет возраст нахождения на службе прокурорских работников, назначаемых президентом или по его представлению. К ним относятся заместители генпрокурора, прокуроры регионов России и приравненные к ним (всего авторы законопроекта насчитали 122 человека). Внесенный в Госдуму законопроект также предусматривает, что одно и то же лицо может быть назначено на должность генпрокурора неоднократно (сейчас закон этот вопрос никак не уточняет).

Поправки вносятся в целях унификации предельного возраста пребывания в должности судьи и на прокурорской службе, ведь процедуры назначения тех и других схожи, объясняют авторы. Предельный возраст для судей сейчас – 70 лет. «Это позволит сохранить квалифицированные кадры, а также даст генпрокурору дополнительную степень независимости при принятии решений», – заявила вчера журналистам Матвиенко. Предельный возраст судей был поднят с 65 до 70 лет еще в 2005 г. В 2012 г. упразднили возрастные ограничения для председателя Конституционного суда (Валерию Зорькину в тот момент было уже 69 лет) и председателя Верховного суда (его председателю Вячеславу Лебедеву 70 лет исполнилось в 2013 г.).

Законопроект сенаторов можно считать подарком Чайке к дню рождения: сегодня ему исполняется 64 года, а это значит, что уже через год потребуется специальное решение президента, чтобы он мог сохранить свой пост. В схожей ситуации находятся и многие заместители Чайки: 64 года в этом году исполняется Александру Буксману и Виктору Гриню, Александру Звягинцеву и Сабиру Кехлерову – 67 и 69 лет соответственно. Серьезного влияния на кадровую политику в Генпрокуратуре такое нововведение не окажет, считает депутат Госдумы и бывший прокурор Юрий Синельщиков: сроки пребывания в должности определяются совсем другими критериями. Если человека нужно назначить или уволить, это всегда можно сделать в обход существующих ограничений, убежден он. Так что инициатива сенаторов – «это, можно сказать, вишенка на именинном торте». В прокуратуре есть люди, которые способны работать до 70, уверен Синельщиков, ведь работа прокурора больше кабинетная, а вот нехватка опыта и мастерства в надзорном ведомстве нередко ощущается, отмечает депутат.

Мы наблюдаем воспроизводство позднесоветской кадровой модели, говорит политолог Алексей Макаркин. В конце 80-х, напоминает он, прошло омоложение элит и была предпринята попытка закрепить новый статус-кво. Возрастные ограничения вводились как реакция на геронтократию, и с этим нередко перебарщивали. Но история развивается по спирали: новые руководители утвердились, ротация более не востребована, отказ от нее является естественным, особенно в условиях ручного управления.