Статья опубликована в № 3845 от 04.06.2015 под заголовком: Бессрочный ли арест

Конституционный суд проверит арест на бессрочность

Оспорены нормы УПК, позволяющие бесконечно продлевать срок содержания под стражей

Конституционный суд проверит нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющие суду при возвращении дела прокурору не расценивать очередное продление ареста как нарушение предельного срока содержания под стражей, даже если общий срок пребывания обвиняемого за решеткой намного превышает установленное законом ограничение в 18 месяцев. Такие положения оспаривает житель Московской области Сергей Махин. Его жалоба принята к рассмотрению, сообщается на сайте суда.

Право на защиту

Сегодня Верховный суд проанализирует, как обеспечиваются права обвиняемых на защиту. Участие защитника в уголовном процессе должно быть обеспечено независимо от желания обвиняемого, следует из проекта постановления суда.

Речь идет о механизме, который позволяет бесконечно затягивать срок предварительного расследования, говорит адвокат Махина Андрей Марочкин: его подзащитный находится под следствием и под арестом уже пятый год, суд дважды возвращал дело прокурору. «Мы даже поспорили с Сергеем, что таким образом его могут держать за решеткой пожизненно», – признается адвокат. Он напоминает, что согласно УПК следователь должен предъявить обвиняемому материалы дела для ознакомления не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей. Но это условие было соблюдено, только когда подсудимый знакомился с делом в первый раз в 2013 г., а впоследствии это требование уже не соблюдалось, говорит адвокат. По закону в этом случае обвиняемый подлежит немедленному освобождению. Но Мособлсуд решил, что раз предварительное следствие было окончено без нарушения процедуры, то и оснований для освобождения Махина нет. Таким образом, если следствие не успевает завершить расследование в положенные полтора года, достаточно просто передать заведомо неправильно оформленное дело в суд – с тем расчетом, что суд вернет его прокурору, а тот – следователю, который больше не будет связан процессуальными сроками, рассуждает адвокат. Такая трактовка действующего законодательства, по мнению Махина, нарушает принцип правовой определенности. Марочкин говорит, что его подзащитный также обжаловал свой затянувшийся арест в Европейском суде по правам человека, жалоба признана приемлемой и коммуницирована.

Официальный представитель следственного управления СКР по Московской области вчера не отвечал на звонки. Сотрудник СКР говорит, что не видит проблем в сложившейся ситуации: по его словам, УПК такое позволяет, это подтверждается решением суда, который продлил Махину срок содержания под стражей.

Руководитель правозащитного проекта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин напоминает, что ограничение предельного срока содержания под стражей нарушается довольно часто: люди сидят и по четыре, и по пять лет, причем за «экономические» преступления. На самом деле никакой неопределенности в этом вопросе не существует, уверен Осечкин: УПК четко говорит, что, если дело возвращается прокурору, обвиняемого надо освобождать. Там, где это правило нарушается, – это явное злоупотребление и никакого решения Конституционного суда не нужно, нужна честная работа следователей и прокуроров, резюмирует эксперт.