Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова

Правительство предложило ужесточить статью о бизнес-мошенничестве

Инициатор законопроекта считает новые поправки слишком жесткими – есть риск злоупотреблений

В профильный комитет по уголовному законодательству Госдумы поступили правительственные поправки за подписью зампреда правительства Сергея Приходько в законопроект единороссов Рафаэля Марданшина и Павла Крашенинникова, которые корректируют ст. 159.4 Уголовного кодекса о предпринимательском мошенничестве.

В 2014 г. Конституционный суд посчитал частично неконституционными положения этой статьи, предусматривающие менее тяжкое наказание (до пяти лет лишения свободы) по сравнению с обычным мошенничеством (до 10 лет) и повышенный размер особо крупного ущерба (от 6 млн руб. вместо 1 млн). По решению суда, если до июня не будут внесены поправки в УК, ст. 159.4 перестанет действовать. В первоначальном варианте законопроекта депутаты предлагают размен: сократить максимальный срок за обычное мошенничество в крупном размере и увеличить максимальный срок за бизнес-мошенничество в особо крупном размере. Правительство не поддерживает идею санкций, а МВД предлагало исключить эту статью из УК и приравнять предпринимателей к обычным мошенникам.

Правительство предлагает заменить санкции в первых трех и 5-й и 6-й частях ст. 159, сократив срок лишения свободы за мошенничество в особо крупном размере с 10 до 8 лет. За мошенничество в сфере предпринимательской деятельности правительство предлагает наказывать за преднамеренное неисполнение в сфере договорных обязательств штрафом до 120 000 руб., максимальное ограничение свободы – до двух лет. За то же деяние, совершенное с причинением значительного ущерба, назначается штраф 300 000 руб., лишение свободы может быть на срок до четырех лет. За мошенничество в крупном размере – штраф от 100 000 до 500 000 руб., лишение свободы может доходить до пяти лет. За предпринимательское мошенничество в особо крупном размере лишение свободы по варианту правительства может быть до восьми лет, а штраф – до 1 млн руб. 

В комитете по уголовному законодательству взяли паузу до понедельника: поправки правительства жестче, чем вариант бизнес-омбудсмена Бориса Титова, направившего свои предложения на прошлой неделе. "Они немножко ужесточают бизнес-мошенничество, но исполняют постановление Конституционного суда и сохраняют категорийность статей", – считает собеседник в комитете, отмечая, что правительство предложило промежуточный вариант решения проблемы. Титов предлагал увеличить размер штрафа, сократив сроки лишения свободы, кроме того, поправки подготовил и инициатор законопроекта Рафаэль Марданшин.

Трудности с равенством

Поправки правительства направлены на ужесточение санкций, что никак не соответствует поручению президента, в котором четко указано, что надо снизить санкции, считает Марданшин. "Я предлагал санкции увеличить на один год, они предлагают ужесточить на три года. По мошенничеству в крупном размере – увеличить с трех до пяти лет. Хотят ввести новый квалифицирующий признак – причинение значительного ущерба гражданам, а это повлечет злоупотребления", – уверен депутат.

Надо исключить возможность, при которой есть риск лишения свободы, – лучше увеличить штрафы, убежден единоросс. Если не будет выполнен какой-нибудь правительственный госконтракт, потому что предприниматель не получил оплату вовремя, его можно будет посадить на восемь лет, указывает депутат. В 2012 г. поправка по предпринимательскому мошенничеству принималась осознанно: снижали сроки лишения свободы, но автоматически повышали штрафы в три раза, напоминает он. "Если ужесточать, то через штрафы, а предложенные поправки не решают вопрос постановления Конституционного суда о выравнивании степени тяжести и не выполняют постановление суда, тогда как наши варианты и вариант Бориса Титова решают эту задачу", – убежден единоросс. Марданшин сообщил, что решение по поправкам будет принято в комитете в понедельник: "Мы надеемся, что удастся учесть все варианты: и правительственный, и наш, сделать какой-то сбалансированный вариант".

Мы видим ситуацию, когда стороны законодательного процесса, в том числе правительство, пытаются всеми способами удержать баланс между льготными условиями для предпринимателей и принципом равенства, комментирует управляющий партнер юридической компании "Кочерин и партнеры" Владислав Кочерин. Но ни тот ни другой варианты, по сути, не выполняют постановление Конституционного суда, считает он.

"О каком равенстве можно говорить, если одно лицо может получить 10 лет лишения свободы, а другое максимум восемь за аналогичное преступление? Пока в Конституции сохраняется безальтернативный принцип равенства, у законодателя не будет соответствующей Конституции возможности наделить одну категорию граждан преимуществами перед другой категорией", - считает юрист. По его мнению, чтобы решить проблему, надо менять Конституцию, предусмотреть исключения из принципа равенства для определенных категорий граждан, нуждающихся в особой государственной поддержке, либо в данном случае уравнять пределы наказаний для всех категорий преступников, независимо от того, предприниматели они или нет.

Изначально была абсурдной инициатива по введению шести новых составов, предусматривающих ответственность за деяния, полностью подпадающих под уже существовавший состав статьи 159 УК РФ, считает адвокат Сергей Романов. При этом в качестве обоснования инициативы указывалось, что статья в ее прежней редакции позволяет незаконно привлекать к уголовной ответственности невиновных лиц. Таким образом, суд признавал наличие фактов привлечения к ответственности по 159-й статье невиновных лиц, а следовательно, обнаруживал наличие конкретных незаконных приговоров, конкретных незаконно осужденных лиц, конкретных судей, прокуроров и следователей, выносивших незаконные решения. По мнению адвоката, вместо отмены незаконных приговоров суд предложил по-прежнему привлекать к уголовной ответственности невиновных граждан-предпринимателей, но по более мягкой статье.

«Не существует предпринимателей-мошенников. Существуют либо предприниматели, занимающиеся законной предпринимательской деятельностью, осуществляемой на свой риск, либо мошенники, изначально имеющие умысел на хищение чужого имущества под видом предпринимательской деятельности», - считает юрист. Претензии есть не к закону, а к должностным лицам, которые, извращая и трактуя законодательство по своему усмотрению, делают возможным привлечение невиновных лиц к уголовной ответственности, убежден Романов.