Статья опубликована в № 3852 от 16.06.2015 под заголовком: Агенты высших сил

Минюст поищет иностранных агентов среди религиозных организаций

Отследить финансирование экстремистов это вряд ли поможет, считают эксперты
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Комитет Госдумы по делам общественных объединений одобрит во вторник правительственный законопроект о проверках религиозных организаций на наличие иностранного финансирования. Поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», внесенные в Думу в апреле, должны помочь выявлять нарушения законодательства и факты причастности таких организаций к экстремистской и террористической деятельности, говорится в пояснительной записке. За основу взяты применяемые сейчас формы и методы контроля за деятельностью некоммерческих организаций (НКО).

В частности, законопроектом предлагается разграничить предмет проверок деятельности религиозных организаций в зависимости от получения ими иностранного финансирования. Плановые проверки будут проводиться в целях контроля за соблюдением законодательства. Если же организация получает иностранное финансирование или в ее работе есть признаки экстремизма и иных нарушений, то проверке также будет подвергаться ее финансово-хозяйственная деятельность. Организации, которые не получали средств от иностранцев или получили и потратили менее 3 млн руб. в год, будут освобождены от предоставления отчетности.

Смена субъекта

Запрос в Конституционный суд о переносе думских выборов направит Совет Федерации, а не Госдума, сообщил ее председатель Сергей Нарышкин: в этом вопросе Совфед «в большей степени выступает как нейтральная сторона».

«По законопроекту будут технические поправки ко второму чтению. Например, если организация получает из-за рубежа 3 млн руб., но не уведомляет об этом, то у Минюста не остается оснований для проверки, а это пробел, над которым тоже нужно подумать», – говорит председатель профильного комитета Ярослав Нилов (ЛДПР). По его словам, организаций, подпадающих под этот закон, очень много – включая и РПЦ: «Правительство просто придает процессу финансирования прозрачность и открытость». Законопроект готовился не под кого-то конкретно, это было поручение президента, поясняет собеседник в комитете. Но если его примут в таком виде, то в случае, когда организация не получает иностранного финансирования и движение по ее счетам меньше 3 млн руб., у Минюста вообще не остается оснований ее проверить, что может «породить беспредел маленьких организаций», считает он.

Законопроект улучшает жизнь религиозных организаций и освобождает их от излишнего контроля со стороны органов юстиции, полагает руководитель юридической службы Московской патриархии Ксения Чернега. Сейчас эти организации сдают отчеты в Минюст на основании ст. 32 закона об НКО, а новый проект выводит их из-под действия этой статьи и позволяет требовать отчетность о доходах и расходах только от тех, кто финансируется из-за рубежа, поясняет Чернега: «Все остальные будут направлять уведомления без указания источников, размеров финансирования и величины расходов. Отчетность для большинства религиозных организаций, таким образом, будет просто отменена». По ее словам, у РПЦ иностранного финансирования нет. Закон усложнит жизнь тем, кто получает иностранное финансирование, согласен первый заместитель начальствующего епископа – управляющего делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской Константин Бендас, но для пятидесятников, не получающих зарубежных денег, ничего не изменится.

Мусульманские организации тоже в основном финансируются из источников внутри страны, говорит первый заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов: «Однако у нас есть партнерские взаимоотношения при организации различных мероприятий с иностранными мусульманскими фондами, которые участвуют в их финансировании, – поэтому появится дополнительная отчетность». Изначально этот проект был направлен на борьбу с экстремизмом и радикализмом, но под его действие подпадут скорее официальные организации, а не нелегальные незарегистрированные структуры, полагает Аббясов. «Даже приняв такой закон, власти не смогут контролировать неофициальные денежные потоки, которые подпитывают салафитские или ваххабитские организации», – согласен собеседник в одной из религиозных организаций. А возможность внеплановых проверок и так есть и у ФСБ, и у Центра по противодействию экстремизму, напоминает он.

Де-факто закон ничего не меняет, поскольку религиозные организации и так отчитывались о поступлениях, говорит руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России Борух Горин. Но закон неприятен тем, что он меняет атмосферу, считает Горин: «Это еще одна статья контроля за религиозными организациями, и это не соответствует духу отделения церкви от государства. Это не просто контролируемая деятельность, но и юридическая возможность ее прикрыть».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more