Статья опубликована в № 3859 от 25.06.2015 под заголовком: Остановите Сороса

К борьбе с нежелательными организациями подключился Совет Федерации

Первыми в «патриотический стоп-лист» сенаторов попадут американские фонды

Иностранные неправительственные организации, угрожающие безопасности России, включат в «патриотический стоп-лист». С предложением проверить деятельность ряда иностранных фондов на соответствие закону о нежелательных организациях выступил в среду председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. Соответствующий запрос будет направлен сенаторами в Генпрокуратуру и Минюст. В прошлом году финансирование иностранных организаций в России составило около 37 млрд руб., в этом – уже более 70 млрд, сообщил Косачев на пленарном заседании палаты: «Очевидно, эти деньги идут не на поддержку наших граждан и не на стабилизацию экономической и политической ситуации. Речь идет о том, чтобы повторить отработанный на Украине и в других странах антидемократический сценарий по смене законной власти на лояльный режим». В «стоп-лист», по мнению Косачева, должны попасть Фонд Сороса, Национальный фонд поддержки демократии, Фонд Макартуров и Национальный демократический институт. По словам председателя Совфеда Валентины Матвиенко, 3 июля сенаторы обсудят этот вопрос с представителями Генпрокуратуры, Минюста и МИДа, а официальный запрос может быть одобрен на следующем пленарном заседании 8 июля.

«Речь о запрете работы иностранных фондов в России не идет, такое решение может принять только Генпрокуратура», – пояснил Косачев «Ведомостям» (см. врез). А сенаторский «стоп-лист» – это возможность запустить юридический механизм проверки иностранных НКО, подчеркивает он: «Не стоит трактовать этот список как вердикт. У организаций, которые в него попадут, есть судебная возможность оспорить это решение, наша задача – ударить в колокол, обратить внимание на подозрительные фонды». Тот факт, что первыми в список попали американские фонды, Косачев объяснил тем, что именно в США работа по смене власти в других странах поставлена на поток и щедро финансируется. Могут ли в «стоп-лист» попасть и российские НКО, сотрудничающие с зарубежными фондами, сенатор пояснить не смог.

Как это делается

Согласно закону решение о присвоении организации статуса нежелательной принимают генпрокурор или его заместители по согласованию с МИДом. Реестр «нежелательных организаций» будет вести Минюст.

Получить оперативный комментарий в посольстве США «Ведомостям» не удалось.

Об опасности, исходящей от иностранных фондов, говорил в среду и Владимир Путин. «Так называемые фонды иностранные по школам работают, сетевые организации просто «шарят» по школам в России много лет под видом поддержки талантливой молодежи», – заявил президент на заседании Совета по науке и образованию в Кремле. По его словам, абитуриентов «сажают на гранты» и увозят «прямо со школы».

Это просто список Совфеда, по действующему законодательству нежелательные организации определяет Генпрокуратура, напоминает председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений Ярослав Нилов (ЛДПР): «Удивительно, что про Фонд Сороса вспомнили только сейчас, хотя Министерство образования еще в 90-х гг. одобряло учебники фонда, которые расшатывали нашу систему. В правительстве в то время сидели и некоторые нынешние члены Совфеда, тогда их это не смущало». А депутат Валерий Рашкин (КПРФ) напоминает, что уже отправлял депутатские запросы о соответствии ряда организаций закону о нежелательных организациях, но ответа пока не получил. «Запросы основаны на фактуре, а не на моих эмоциях: в СМИ есть записи разговора [сотрудников] Фонда Сороса о поставке оружия на Украину, они открыто говорят, что приветствуют цветные революции. Есть учебники фонда, которые одобряло наше правительство и где переписана вся наша история», – говорит Рашкин.

«Новая инициатива позволит скорректировать ход дискуссии вокруг закона об иностранных агентах, показать, что наряду со сторонниками его смягчения есть и приверженцы ужесточения», – считает политолог Михаил Виноградов. По его мнению, вне зависимости от судьбы закона сейчас делается акцент на создании в обществе презумпции подозрительности относительно работы иностранных фондов.