Пугачев напомнил Путину, кто предложил его кандидатуру на пост президента

Экс-сенатор заявил «Дождю», что входил в «очень узкий круг» лиц, принимавших решение о преемнике Ельцина

Проживающий в Лондоне основатель Межпромбанка Сергей Пугачев, который в России обвиняется в растрате 28 млрд руб., в интервью телеканалу «Дождь» рассказал о том, какую роль он сыграл в истории «становления президентом» Владимира Путина. Бывший сенатор заявил, что входил в «очень узкий круг» лиц, принимавших решение о преемнике первого президента России Бориса Ельцина, цитирует его РБК. Отвечая на уточняющий вопрос ведущей Ксении Собчак, Пугачев подтвердил, что в тот момент ключевое решение принимали три человека: он сам, дочь Ельцина Татьяна Дьяченко и ее муж, экс-глава администрации президента Валентин Юмашев. Он подчеркнул, что Борис Березовский, принимавший непосредственное участие в создании политической базы поддержки Путина – блока «Единство», «ни в какой этот круг не входил».

Пугачев напомнил, что весной 1999 г. на роль преемника рассматривался тогдашний премьер-министр Сергей Степашин. «Было две кандидатуры – это Степашин и Путин. Я бы даже сказал, была одна кандидатура – Степашин», – приводит его слова Newsru.com. Банкир, экстрадиции которого сейчас добивается российская Генпрокуратура, подчеркнул, что именно он предложил кандидатуру Путина на роль преемника. При этом Пугачев уточнил, что тот был непосредственно вовлечен в политический процесс в качестве директора ФСБ. «Это же не то что я сказал: «Ой, вот Путин, а может быть, он президентом станет?» Конечно, такого не было. Путин был вовлечен в эту историю как директор ФСБ. Это была, я бы сказал, ключевая фигура, представитель силовиков».

Путин в интервью Пугачева предстает как фигура, которая в 1999 г. могла сдержать «госпереворот». «Вы помните эту историю: Лужков, Примаков, Скуратов и т. д. Это было довольно странно, потому что Борис Николаевич в тот период переживал не лучшие времена, но это совершенно не означало, что нужно захватить власть. Это было на грани», – цитирует  банкира «Коммерсантъ». По его словам, в тот момент Путин «не очень хотел быть президентом», но потом «вошел во вкус» «красивой жизни».

После того как Путин стал президентом, у Пугачева, по его признанию, появился кабинет в Кремле рядом с приемной главы государства. «Прийти туда я мог всегда», – вспоминает он.

По словам банкира, он же познакомил увлекавшегося религией Путина с архимандритом Тихоном (Шевкуновым). Со священником он сблизился, но духовником Путина Шевкунов не является.

Пугачев рассказал также, что на фоне дела ЮКОСа встречался с главой компании Михаилом Ходорковским и советовал ему уехать, но тот не видел для себя опасности. «Он мне сказал, что у него была встреча с американским президентом, вообще нет шансов, что что-то произойдет». Путин был в курсе бесед Пугачева с основателем ЮКОСа. «Он мне говорит: «Зачем ты с Ходорковским встречаешься?» А я говорю: «А что, я должен разрешения спрашивать, с кем мне встречаться?» – рассказал банкир.

С тех пор отношения бывшего сенатора от Тувы с Путиным «изменились очень сильно». Переломными стали 2005–2006 гг. Пугачев, о котором в период первого срока Путина говорили как об олигархе и православном банкире, входящем в ближайший круг президента, согласился с утверждением Собчак, что «лодка утонула», а «отношения испортились».

В начале июня СКР выявил новый эпизод «преступной деятельности Сергея Пугачева» – злоупотребление полномочиями при выдаче невозвратных кредитов на 64 млрд. В результате претензии следствия к основателю Межпромбанка приблизились к 100 млрд руб. По сведениям «Коммерсанта», МВД Великобритании дало ход запросу Генпрокуратуры России об экстрадиции Пугачева. Избрать ему меру пресечения Вестминстерский суд должен в ближайшее время. После этого будет рассмотрен запрос об экстрадиции. 

В перспективу экстрадиции сам Пугачев, похоже, не очень верит. Лондон он считает «заповедником», где люди «собрались» и «отсиживаются»: «Мое мнение, что нет ни у кого, в том числе у Путина, желания, чтобы они вернулись, потому что все, что у них было, оно перераспределилось». Сейчас, по словам Пугачева, обычной стала ситуация, «когда передел собственности происходит руками и во благо государства, но для того, чтобы это как-то не развернулось назад – нормальная история, когда вам предлагают некоторые обвинения, возможность оставаться где-нибудь за рубежом, чтобы вы не приехали случайно и не стали защищать себя. Вот, собственно, это сегодня норма, я с этим сталкиваюсь каждый день».

Конкретных бенефициаров перераспределения Пугачев не называл. «Есть близкое окружение Путина, есть люди, может быть, менее близкие, но более успешные в новой этой системе координат», когда «владеть частной собственностью – это не модно». «Если вы директор завода, акции-то вам не нужны, вы же не собираетесь на бирже их размещать. Вам интересны потоки, вам интересно освоение бюджета – такого рода вещи», – уточнил он.