Статья опубликована в № 3864 от 02.07.2015 под заголовком: Суд или Конституция

Последняя инстанция – Конституционный суд, а не ЕСПЧ, согласились официальные российские юристы

Россия готовится не платить по делу ЮКОСа, объясняют эксперты

Есть системная проблема в определении границ компетенции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), заявил вчера в Конституционном суде представитель президента Михаил Кротов, но это не повод признать неконституционными положения закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека». Конституционный суд проверяет международные договоры на соответствие Конституции до принятия закона, а не после, развил мысль Кротов и продолжил: решения ЕСПЧ и сейчас не обязательны к исполнению, если они указывают на ущербность национального законодательства либо противоречат Конституции и позиции Конституционного суда.

Конституционный суд рассматривал запрос депутатов Госдумы о приоритете решений ЕСПЧ перед национальным правом. Кротов напомнил, что, по разъяснениям Верховного суда, основанием для пересмотра судебного решения служит не всякое установленное ЕСПЧ нарушение, а только если пострадавший продолжает испытывать неблагоприятные последствия и компенсация не обеспечила восстановления нарушенных прав.

«Принимая во внимание высшую юридическую силу Конституции, именно через ее призму должны приниматься решения, – поддержала Кротова представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева. – ЕСПЧ не может указывать ему, как менять свои законы».

Член Совета Федерации Андрей Клишас напомнил, что новая редакция закона о Конституционном суде позволяет ему проверять решения ЕСПЧ: закон еще не применялся, но это важный механизм согласованного учета требований национального и международного права.

Решения ЕСПЧ допустимы постольку, поскольку они не противоречат Конституции, заверила представитель Минюста. А в отзыве Дипломатической академии МИДа говорится, что правовые позиции ЕСПЧ не требуют неукоснительного исполнения, а составляют часть диалога систем и должны лишь приниматься во внимание.

Конституционный суд уже разъяснял: в случае необходимости суд может приостановить производство и обратиться с запросом в Конституционный суд, напоминал депутат Александр Тарнавский («Справедливая Россия»), представлявший авторов запроса: что делать, если для исполнения решения суда требуется отказаться от федерального закона? По словам Тарнавского, протест депутатов вызвали прежде всего решения ЕСПЧ о взыскании в пользу акционеров ЮКОСа 1,8 млрд евро, а также о необходимости предоставить право голоса заключенным. «Где гарантии, что завтра от России не потребуют легализации однополых браков?» – беспокоился Тарнавский.

«Проще всего сказать, что мы не хотим то или иное решение исполнять, что мы выходим из конвенции, – продолжал депутат. – Мы хотим получить от Конституционного суда правовую позицию, которая позволит принимать решение не только по ЮКОСу, но и по другим делам, вопросы будут возникать». Депутат обильно цитировал председателя Конституционного суда Валерия Зорькина и признался, что накануне ночью перечитал статью Зорькина «Предел устойчивости», чем привел председателя Конституционного суда в смущение: судьи не имеют права высказываться по вопросам, которые могут стать предметом рассмотрения суда.

«Я надеюсь, что мне коллеги не заявят отвод, я уже и не помню – я столько всего написал», – сказал Зорькин. «Но потомки помнят», – отрезал Тарнавский.

Сотрудник пресс-службы ЕСПЧ говорит, что комментировать дискуссию смогут только после того, как будет принято решение и оно поступит в Страсбург.

Перенос узаконен

Конституционный суд разрешил переносить выборы в Госдуму в «конституционно значимых целях». Совмещение этих выборов с региональными может привести к «упорядочению электоральных циклов, экономии бюджетных средств и повышению явки», говорится в его постановлении.

Бывший финансовый директор нефтяной компании ЮКОС и член совета директоров голландских организаций ЮКОСа Брюс Мизамор вчера призвал Комитет министров Совета Европы отреагировать на непризнание Россией полномочий ЕСПЧ. Россия в очередной раз проявила неуважение к принципам международного права, сказано в заявлении Мизамора.

Скорее всего Конституционный суд в своем решении попытается обойти вопросы исполнения конкретных решений ЕСПЧ и даст общее заключение, говорит партнер King & Spalding Илья Рачков. Что касается решения о выплате акционерам ЮКОСа, то Россия может его просто не исполнять. Автор запроса ссылался на схожий британский прецедент, напоминает Рачков: там в течение 10 лет не исполняют решение по делу Херста о праве голоса для заключенных. Инструментов принудительного взыскания Конвенция о защите прав человека не предусматривает, напоминает он.

Правового механизма, который позволил бы признать за Россией право не исполнять решение по ЮКОСу, не существует, подтверждает партнер адвокатского бюро «Юсланд» Сергей Голубок. Конституционный суд должен вообще прекратить производство по этому делу, так как фактически депутаты просят его проверить конституционность действующего международного договора, уверен эксперт.

Достаточно сдержанная позиция российских властей в этом деле свидетельствует о нежелании доводить дело до необратимой черты, констатирует политолог Алексей Макаркин. Несмотря на то что взаимоотношения с Европой резко ухудшились, громко хлопать дверью Россия не готова – экономическая ситуация такова, что завтра, возможно, придется заняться поиском компромиссов. Но и способ отказаться от исполнения неудобных решений России иметь хотелось бы, заключает эксперт.