Экс-гендиректор «Роснанотеха» Леонид Меламед помещен под домашний арест

СКР подозревает его в растрате средств компании
Леонид Меламед помещен под домашний арест /Anton Belitskiy

Басманный суд в пятницу удовлетворил просьбу Следственного комитета России (СКР) и принял решение заключить под домашний арест экс-руководителя «Роснанотеха» и гендиректора компании «Композит» Леонида Меламеда.

Защита Меламеда в пятницу просила освободить его под залог 100 млн руб. СКР не объяснил «Ведомостям», почему просил именно о домашнем аресте. Знакомый топ-менеджера рассказывает, что одним из основных доводов следствия были опасения, что Меламед попытается уехать из страны. «Но это очень странные подозрения – у него второй уровень секретности, и любой выезд необходимо согласовывать», – говорит собеседник «Ведомостей».

Предварительное расследование по уголовному делу о растрате в отношении Меламеда, его заместителя Андрея Малышева и финдиректора корпорации Святослава Понурова продлено до 11 сентября. Об этом, передал «Интерфакс», говорится в материалах дела, оглашенных судьей Натальей Мушниковой на заседании Басманного суда в пятницу, где рассматривается вопрос о мере пресечения в отношении Меламеда.

Сам Меламед не признает себя виновным. «Я считаю доводы, изложенные в постановлении о возбуждении уголовного дела, не соответствующими действительности», – цитировал его заявление из зала суда «Интерфакс».

Меламед, руководивший «Роснанотехом» (ныне «Роснано») в 2007–2008 гг., а впоследствии несколько лет входивший в совет директоров госкорпорации, задержан по уголовному делу о присвоении и растрате 1 июля. В офисе холдинговой компании «Композит» (компания, в проект которой инвестировала «Роснано»), гендиректором которой Меламед является сейчас, прошел обыск.

Обстоятельства дела

По данным «Роснано», правоохранительные органы подозревают Меламеда в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК «Присвоение или растрата, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере». Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин это подтвердил «Интерфаксу». Максимальное наказание за это преступление – до 10 лет лишения свободы со штрафом в размере до 1 млн руб. или зарплаты осужденного за период до трех лет. Подозрительным следователи считают, по данным «Роснано», ее договор с инвестиционной корпорацией Меламеда «Алемар», заключенный в 2008 г. «Роснано» проводила открытый конкурс по выбору независимого консультанта для доработки заявок на софинансирование проектов и остановила выбор на «Алемаре». К сентябрю 2008 г. «Роснано» получила 650 таких заявок, необходимо было в сжатые сроки отобрать достойные проекты и начать инвестировать в них, для этого и требовалась помощь консультанта. Меламед же, с одной стороны, разбирался в нюансах работы «Роснано», а с другой – не имел конфликта интересов, поскольку на момент подписания договора с «Алемаром» (24 декабря 2008 г.) уже не руководил «Роснано», подчеркивает последняя. С сентября 2008 г. ее гендиректор – Анатолий Чубайс. «Меламеду было достоверно известно, что задачи, для выполнения которых он привлек ЗАО «ИФК «Алемар», являлись функциями самой корпорации «Роснано», так что привлечение услуг третьих лиц на возмездной основе в тех же целях противоречило требованиям закона», – парирует Маркин.

До 1 июля Меламед проходил по делу лишь как свидетель. А дело было возбуждено против финансового директора «Роснанотеха» Сергея Понурова, говорит человек, близкий к «Роснано». По словам адвоката Меламеда Руслана Кожуры, идентичное подозрение, выдвинутое в отношении Леонида Меламеда, существует еще с сентября 2013 г. в рамках другого уголовного дела. За почти два года, что оно расследуется, это подозрение так и не приобрело форму обвинения. «Все это время Леонид Меламед был для следствия доступен, но ни разу следователями не допрашивался. В этой связи мера пресечения в виде домашнего ареста представляется нам чрезмерной», – говорит Кожура.

Компания не разделяет позицию следствия, которое считает, что в результате действий Меламеда «Роснано» был нанесен какой-либо ущерб, и ей бы хотелось, чтобы предприниматель был освобожден под залог или подписку о невыезде, говорит представитель «Роснано».

Сотрудничеством «Роснано» с компаниями Меламеда интересовалась и Счетная палата, проверявшая госкорпорацию в 2013 г. Ее аудиторы выяснили, что в 2008–2009 гг. проектные компании, в которые «Роснано» инвестировала полученные от государства деньги, открывали спецсчета для получения этих средств в банке «Алемар», более 50% которого принадлежало Меламеду через компанию «Лимброк». На эти счета, открытые в «Алемаре», «Роснано» перечислила чуть более 9,35 млрд руб. и 4,31 млн евро, хотя никакого документа, который бы обязывал проектные компании открывать счета в этом банке, аудиторы не нашли. По договору с «Роснано» инвестиционно-финансовая корпорация «Алемар» провела экспресс-анализ 21 проекта, из которых «Роснано» профинансировала восемь – вложила в них 228,26 млн руб., говорилось в отчете Счетной палаты.

Та же Счетная палата предъявляла «Роснано» много других претензий, в основном связанных с неэффективными, по ее мнению, вложениями госсредств. В этом году аналогичные упреки предъявил Чубайсу оппозиционный политик Алексей Навальный. Чубайс с подобными упреками категорически не соглашался, в последний раз он приводил свои аргументы в июне 2015 г., дискутируя с Навальным в эфире телеканала «Дождь». «Из шести существующих уголовных дел, связанных так или иначе с деятельностью компании, четыре инициировано нами, и мы будем добиваться результата, несмотря на очевидное сопротивление, с которым мы сталкиваемся», – заявил, в частности, Чубайс. Не исключено, что задержание Меламеда – ответ на резкие слова Чубайса, говорит человек, знакомый с менеджерами «Роснано». «Роснано» не считает, что дело в отношении Меламеда политически мотивировано, утверждает представитель компании. «Роснано» будет сотрудничать со следствием и готова предоставить все необходимые документы, пообещал его представитель. Анатолий Чубайс заявил «Интерфаксу», что готов лично дать показания по этому делу как свидетель.