Политика
Бесплатный
Петр Козлов
Статья опубликована в № 3867 от 07.07.2015 под заголовком: Геополитический звонок

Россия попытается использовать кризис в Греции в собственных целях

Но экономических возможностей для этого у Москвы недостаточно, считают эксперты

Владимир Путин в понедельник стал, судя по всему, первым иностранным лидером, с кем греческий премьер Алексис Ципрас говорил по телефону после объявления результатов воскресного референдума: по сведениям Reuters, этот разговор состоялся около полудня по афинскому времени (информацию анонимного греческого источника о более ранней беседе Ципраса с президентом Франции Франсуа Олландом опровергла пресс-служба Елисейского дворца). Путин и Ципрас обсудили итоги референдума и «некоторые вопросы дальнейшего развития российско-греческого сотрудничества», президент России также «выразил поддержку народу Греции в преодолении стоящих перед страной трудностей», сообщила пресс-служба Кремля. В посольстве Греции в Москве не смогли ответить на вопрос «Ведомостей», обсуждались ли вопросы предоставления Афинам кредита, отмены или ослабления введенных Москвой антисанкций, касающихся греческих сельхозтоваров: представитель отдела коммуникаций посольства сказал, что не обладает дополнительной информацией кроме той, что была обнародована пресс-службой президента России.

Греческая ситуация показала, что кризис ЕС как одного из интеграционных объединений, «о котором многие говорили», а также МВФ и Всемирного банка – это реальность, полагает депутат Госдумы Василий Лихачев: «Россия предлагала изменения в эту систему. Жить по-старому невозможно, и стратегическую новизну греки продемонстрировали». Между Путиным и Ципрасом в силу «религиозного фактора и схожих моральных ценностей» действительно произошло духовное сближение и возникло взаимопонимание, считает депутат.

Общий дух

Во время апрельских переговоров с Ципрасом в Кремле Путин заявил, что Россия хотела бы восстановить прежний уровень экономических связей, и подчеркнул особые отношения с Грецией в связи с «общими духовными корнями».

Россия изо всех сил постарается использовать расхождения Греции с ЕС и Западом, сказал «Ведомостям» российский дипломат, пожелавший остаться неназванным: «Тут кто кого зашантажирует больше: то ли Ципрас – ЕС отношениями с нами, то ли мы их – отношениями с Ципрасом». Но это «поверхностная игра», которая не затрагивает главных основ политики, игра на то, чтобы получить какие-то исключительно пропагандистские, политические выгоды, подчеркивает собеседник: Россия не сможет стать посредником между ЕС и Грецией, так как у ЕС на Грецию больше влияния. По украинскому вопросу ЕС навстречу России тоже не пойдет – это разные поля игры и Запад продолжит следовать своей линии, уверен дипломат.

Ципрасу нужно приехать на саммит Еврогруппы максимально вооруженным, желательно, чтобы он мог сказать, что «Путин готов в течение года проинвестировать в Грецию столько-то», потому что очевидно, что часть европейцев будут разговаривать с греческим премьером «сквозь зубы», считает эксперт Московского центра Карнеги Александр Баунов. С другой стороны, Ципрасу деньги нужны «прямо сейчас под любой проект и на любых условиях», поэтому он очень заинтересован в ослаблении санкций и контрсанкций, которые, к примеру, могли бы коснуться рыбной и сельхозпродукции. Но полагать, что Путин может быть интересен ЕС в качестве переговорщика с Грецией, вряд ли стоит, говорит эксперт: «Обычно это происходило с людьми, с которыми они совсем напрямую не говорят – с Ираном, КНДР. Не думаю, что Путин будет для них интересен в этом качестве в случае с Грецией».

Звонок Ципраса Путину – явная попытка оказать давление на европейских чиновников, полагает директор Международного центра обороны и безопасности Мэттью Брайза: «Путин, безусловно, попытается использовать текущие финансовые проблемы Греции. Но собственная финансовая слабость России серьезно сдерживает ее способность оказывать значительную помощь Афинам». Но даже если Москва предложит Греции экстренную финансовую помощь, это лишь поможет Афинам выгадать время для удержания на плаву своей банковской системы и заключения соглашения с кредиторами. И трудно представить, что в примирении Греции с кредиторами и в стабильности евроатлантической семьи Путин увидит соответствие стратегическим интересам России, резюмирует эксперт.