КС разъяснил, как уклоняться от исполнения решений ЕСПЧ

Теперь правительство может поставить вопрос, нужно ли исполнять решение о выплате акционерам ЮКОСа 1,8 млрд евро

Конституционный суд заявил о приоритете национальной Конституции над требованиями Европейской конвенции по правам человека в той трактовке, которая ей может быть дана Европейским судом по правам человека. Это говорится в решении КС, вынесенном по запросу депутатов Госдумы. "Мы просим разъяснить, можем ли мы не исполнять решения этого суда, если они вступают в противоречие с нашей Конституцией", - объяснял ранее суть запроса депутат Александр Тарнавский. Протест депутатов вызвали решения Евросуда о взыскании в пользу экс-акционеров ЮКОСа 1,8 млрд евро, а также о необходимости предоставить право голоса заключенным. КС проверил по их запросу положения статьи 1 Федерального закона о ратификации конвенции по правам человека и положения ряда других законов.

Участие Российской Федерации в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета, разъяснил суд. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции. Их практическая реализация в российской правовой системе возможна только при условии признания за Основным законом нашей страны высшей юридической силы.

В основе Конституции Российской Федерации и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод лежат общие базовые ценности, поэтому в подавляющем большинстве случаев коллизии между двумя документами не возникают. Но подобный конфликт возможен, если ЕСПЧ даст трактовку конвенции, противоречащую российской Конституции. В такой ситуации Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования постановлению Страсбургского суда.

Россия может в порядке исключения отступить от взятого на себя обязательства по исполнению решений ЕСПЧ, когда такое отступление является единственно возможным способом соблюсти требования Конституции, говорится в постановлении КС. Суд ссылается на положения Венской конвенции, которая позволяет государству блокировать требования международного соглашения, если согласие принять на себя определенные обязательства было дано с нарушением важнейших положений внутреннего права. В Российской Федерации к числу таких норм относятся положения первой и второй глав Конституции.

Как отмечается в постановлении суда, такого противоречия могло не существовать изначально в силу общего характера соглашения, но оно могло появиться впоследствии – если норма в результате толкования была содержательно конкретизирована таким образом, что вступила в противоречия с Конституцией, несет угрозу основам государства и строя, суверенитета и высшей государственной власти.

В качестве характерного примера такого противоречия КС приводит в пример решение ЕСПЧ по делу Анчугова и Гладкова (о необходимости предоставить право голоса осужденным). Исполнение такого решения означало бы нарушение статей 15 и 79 Конституции, напоминает КС, либо их изменение.

Вопрос о соответствии решений ЕСПЧ Конституции вправе разрешить исключительно Конституционный суд. Он делает это в рамках одной из двух возможных процедур: либо по запросу суда, пересматривающего дело на основании решения европейской юстиции, либо по запросу президента или правительства - когда органы власти сочтут конкретное постановление ЕСПЧ в отношении России неисполнимым без нарушения Основного закона. Если Конституционный суд России придет к выводу о несовместимости с Конституцией вынесенного в Страсбурге решения, оно не подлежит исполнению. Также федеральный законодатель вправе создать для Конституционного суда России специальный правовой механизм обеспечения верховенства Конституции при исполнении постановлений ЕСПЧ.

Это означает, в частности, что теперь правительство России может поставить перед Конституционным судом вопрос о необходимости исполнять решение о выплате акционерам ЮКОСа 1,8 млрд евро. До сих пор юридического механизма, который бы позволил России официально отказаться от этих выплат, не существовало.