Статья опубликована в № 3879 от 23.07.2015 под заголовком: Арестом на арест

Россия ответит взаимностью на попытки конфисковать ее имущество

Определять границы чужого иммунитета поручат МИДу

Юрисдикционный иммунитет иностранного государства и его имущества может быть ограничен на основе принципа взаимности – если такие ограничения будут введены в отношении России, сказано в законопроекте, подготовленном Минюстом по поручению правительства и одобренном правительственной комиссией по законопроектной деятельности. Как следует из текста документа (есть у «Ведомостей»), нововведение не наносит ущерба привилегиям и иммунитетам, которые предоставляются главам государств, дипломатическим представительствам, консульским учреждениям, специальным миссиям, воздушным судам и военным кораблям. Но российские суды вправе исходить из того же юрисдикционного иммунитета, которым в этой стране пользуется Россия. Давать заключение о предоставлении юрисдикционных иммунитетов будет МИД. Вчера МИД не смог дать комментарии, готов ли он к новой функции.

Авторы законопроекта пишут, что российское законодательство базировалось на концепции абсолютного иммунитета: предъявление в национальных судах исков к иностранному государству, арест его имущества или принудительное исполнение вынесенного против него судебного решения допускаются лишь с согласия государства. Но в своей внешнеэкономической деятельности Россия вынуждена признавать юрисдикцию иностранных и международных судов, что означает частичный отказ от иммунитета, и это требует обеспечить баланс юрисдикций. Исков, предъявленных к России и ее органам в иностранных судах, все больше, а согласия России на участие в деле не спрашивают.

Схожий проект правительство вносило в Госдуму в 2005 г., он был принят в первом чтении, но попал под сукно и в 2011 г. был отклонен – из-за концептуальных недостатков, которые невозможно устранить. Актуальность законопроекта резко выросла в связи с обеспечительными арестами активов российских учреждений в Европе по искам акционеров ЮКОСа.

Принимая законопроект о юрисдикционном иммунитете, государство вешает своего рода табличку с предупреждением: «Имейте в виду – мы сделаем то же самое!», говорит зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Константин Добрынин. Но принципиально нового здесь нет, уверен сенатор: правительство реализует концепцию функционального иммунитета, которая в России и так действует. В статье 251 Арбитражно-процессуального кодекса прямо говорится о судебном иммунитете для иностранного государства, когда оно выступает исключительно в качестве носителя публичной власти, а когда оно вступает в гражданские правоотношения с любыми юридическими лицами, оно действует как равное им.

Текст законопроекта во многом повторяет положения конвенции ООН, которая подписана Россией, но еще не вступила в силу, говорит Евгений Гурченко из адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Особенность данного законопроекта – принцип взаимности признания иммунитета иностранного государства, но сама по себе эта норма не позволит в случае ареста российского имущества в иностранном государстве автоматически арестовать активы этого государства в России. Речь, видимо, о том, что в случае предъявления в российском суде иска к иностранному государству, которое не признало иммунитета России (например, при аресте имущества России), российский суд также откажется признать иммунитет этого государства. Сложно сказать, как это будет работать на практике, результаты рассмотрения подобных дел сейчас не столь очевидны, предупреждает Гурченко.

В данном случае речь следует вести не о принципе взаимности, а о реторсии, т. е. о правомерных и принудительных действиях государства, совершаемых в ответ на недружественный акт другого государства, если в результате пострадали наши граждане или юридические лица, рассуждает Добрынин, но и реторсия уже предусмотрена статьей 1194 Гражданского кодекса. В любом случае пока России придется отвечать на каждый конкретный случай и доказывать, что по аресту имущества нарушены базовые принципы международного частного права и национальный закон. Есть гораздо более простой выход из сложившейся ситуации: России необходимо разработать новую международно-правовую конвенцию, которая позволит государствам самим определять границы юридического иммунитета имущества. Желающих присоединиться к ней будет достаточно, уверен сенатор, а возможностей странных арестов квазигосударственного имущества практически не останется.

Согласно концепции ограниченного иммунитета государств, на которой основана конвенция ООН, государство и его органы, а также их собственность не пользуются иммунитетом в отношении требований, связанных с их коммерческой деятельностью. Такой подход позволил немецкому бизнесмену Францу Зедельмайеру добиться ареста зданий бывшего советского торгпредства в Кельне в счет компенсации за утраченные в России инвестиции. А в начале 2015 г. Арбитражный суд Санкт-Петербурга по иску ГУП «Инпредсервис» вынес решение о выселении генконсульства Польши и взыскании с него задолженности по арендной плате.