Статья опубликована в № 3886 от 03.08.2015 под заголовком: Коалиция сдала Калугу

Демократическая коалиция не справилась с «токсичными» сборщиками подписей

В срыве калужской кампании виноваты сами демократы, считают эксперты

Для регистрации на выборах в Калужской области Демократическая коалиция, действующая на базе «РПР-Парнаса», собрала свыше 6300 подписей, но среди них кандидаты и работники штаба выявили более 2500 подозрительных. Решение об отказе от участия в выборах принято, чтобы обеспечить безопасность членов коалиции, говорится в заявлении партии.

Всего у коалиции было около 100 сборщиков, 40 из которых зампред партии «Демократический выбор» Кирилл Шулика отнес к «токсичным» – именно в собранных ими подписях были выявлены рисованные: «Если хотя бы одна подпись у сборщика была рисованная, то выбраковывали все его подписи». Организацией сбора подписей в штабе занимался политтехнолог Александр Зайцев. В то же время в подписях, которые в Калуге собирала Либертарианская партия, а в Обнинске и Малоярославце – активисты из Москвы, был только технический брак. В итоге подписи сборщиков с калужской пропиской коалиция признала недействительными. «Мы могли бы сдать подписи, но сотрудники штаба на выборы шли работать и не ждали, что они могут закончиться посадками, как это произошло в Костроме, поэтому для нас станет уроком, что в штабе должны работать проверенные люди и нужно брать сборщиков, которым доверяешь», – говорит Шулика.

И без Нечаева

Списку партии «Гражданская инициатива» во главе с ее лидером Андреем Нечаевым отказано в регистрации на калужских выборах из-за большого числа недействительных подписей избирателей.

Именно на примере Калуги Демкоалиция должна разобрать собственные ошибки, поскольку область считалась легкой для сбора подписей – всего 4000 штук в близком от Москвы регионе, говорит политолог Александр Пожалов. Одна из ошибок – дефицит людей, готовых к систематической работе: из-за конфликта с отделениями «Демвыбора» и «Парнаса» Демкоалиция лишилась местных активистов, которые могли бы собирать подписи, поэтому пришлось привлекать людей со стороны, не успев их проверить, указывает эксперт. Кроме того, вместо выстраивания инфраструктуры сбора подписей коалиция потратила время на праймериз, подчеркивает Пожалов: «А то, что местные власти и оппоненты будут чинить препятствия, было очевидно еще в момент объявления об участии в выборах».

Технология засыла «токсичных» сборщиков не нова, но она не массовая, говорит политолог Александр Кынев: «Сейчас она приобрела такие формы, потому что количество подписей чрезмерное, а возможности их забраковать безграничные». Наиболее эффективна такая технология, когда организаторы провокации и власти работают вместе, а отследить ее тяжело – сейчас готовых команд сборщиков нет, потому что основные кандидаты имеют льготы, продолжает эксперт: «Проблема поиска новых сборщиков создает проблему их проверки, которая возможна только во время работы». Завышенные требования к подписям создают необходимость привлекать большое число случайных людей, что повышает риск появления и сознательных провокаторов, и просто недобросовестных людей, которые хотят заработать на сборе подписей, говорит Кынев.

Члены штаба всегда играют большую роль, потому что все боятся «засланных казачков и утечек информации», говорит политтехнолог Константин Калачев. К партиям обращаются сборщики, которые считают, что все подписи нарисуют, а возможности отфильтровать добросовестных сборщиков в Калуге у партии не было, полагает эксперт. Главный вопрос – почему сбор подписей не был осуществлен с помощью московских активистов, о чем говорилось при создании Демкоалиции, удивляется Калачев: «Организационно оппозиция оказалась не совсем готова к этим кампаниям, но нет худа без добра: у «РПР-Парнаса» выросла узнаваемость, а теперь они остались непобежденными, обиженными и цитируемыми».