Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3887 от 04.08.2015 под заголовком: Возмещение непризнанного

Леонид Меламед решил продемонстрировать деятельное нераскаяние

Бывший глава «Роснанотеха» своей вины не признает, но ущерб возместить готов

Басманный районный суд Москвы арестовал банковский счет бывшего генерального директора государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» («Роснанотех») Леонида Меламеда на 227 млн руб. Об этом в понедельник сообщил его адвокат Руслан Кожура. Арест произведен по просьбе самого Меламеда, обвиняемого Следственным комитетом в растрате более 220 млн руб. под видом контракта с подконтрольной ему фирмой (см. врез).

По словам защитника, Меламед не признает вины, но готов сотрудничать со следствием, одной из важнейших функций которого является взыскание нанесенного ущерба. Поэтому его подзащитный предложил депонировать на отдельном банковском счете средства для обеспечения возмещения ущерба на тот случай, если его вина будет установлена судом. Сами средства, по словам адвоката Меламеда, его клиент взял взаймы у своих друзей. Защита Меламеда рассчитывает, что благодаря такому шагу можно будет добиться смягчения меры пресечения и бизнесмену удастся приступить к работе (сейчас он по решению Басманного районного суда Москвы находится под домашним арестом). Такое решение может быть принято и следователем, уточняет Кожура, но большие надежды адвокат возлагает на Московский городской суд, который в ближайшее время должен рассмотреть апелляционную жалобу на решение Басманного суда, отправившего Меламеда под домашний арест.

Состав преступления

Леонида Меламеда и его бывших коллег Андрея Малышева и Святослава Понурова обвиняют в растрате посредством заключения договора об оказании консультационных услуг с ИФК «Алемар», совладельцем которой являлся Меламед.

Это достаточно распространенная практика, когда заключается неофициальная договоренность со следствием: «мы возвращаем деньги, а вы к нам хорошо относитесь», говорит адвокат по уголовным делам Владимир Жеребенков. Кроме того, деятельное раскаяние – смягчающее обстоятельство, которое может обеспечить бизнесмену максимально мягкий приговор. Отсутствие формального признания вины в данном случае не столь важно: действия по возмещению ущерба говорят сами за себя, разъясняет адвокат. Меламед «начал нарабатывать себе свободу», уверен Жеребенков: обычно чем мягче бывает мера пресечения на стадии следствия, тем более мягкий выносится и приговор. Какой смысл сажать человека, если он социально неопасен, а похищенное добровольно вернул, резюмирует адвокат.

Политолог Алексей Макаркин отмечает, что менеджмент «Роснано» уже делал шаги, подчеркивающие его лояльность властям, и последние действия Меламеда в эту схему вполне укладываются. Так, например, недавно стало известно, что «Роснано» собирается создать фонд в 12 млрд руб. с «СМП банком» братьев Ротенбергов, которые находятся под западными санкциями, говорит эксперт. Смысл таких шагов заключается в том, чтобы продемонстрировать: бизнесмен не настроен на конфронтацию и готов идти на уступки. Макаркин напоминает, что недавно в аналогичной ситуации оказался председатель совета директоров и владелец контрольного пакета акций АФК «Система» Владимир Евтушенков: он практически без борьбы расстался с «Башнефтью», продажа которой стала предметом уголовного разбирательства, но сохранил при этом свободу и свой статус. Такой стиль поведения во многом определен судебным процессом над Михаилом Ходорковским, полагает политолог: после него стало понятно, что либо ты не договариваешься и отправляешься за решетку, либо, как, например, один из менеджеров ЮКОСа Василий Шахновский, демонстрируешь деятельное раскаяние и остаешься на свободе. (Шахновский был признан виновным в уклонении от уплаты налогов. Но так как он добровольно уплатил все начисленные ему налоги со штрафами и пенями – в общей сложности 53 млн руб., – суд в 2004 г. приговорил его к году лишения свободы и сразу же освободил от наказания.)

О реакции на такие шаги можно будет судить по тому, какие решения будут приняты в отношении Меламеда, рассуждает Макаркин. Не обязательно они последуют немедленно: в случае с Евтушенковым, например, ситуация разрядилась не сразу, напоминает он.

Получить комментарии Следственного комитета России, который расследует дело Меламеда, «Ведомостям» в понедельник не удалось.