Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 3895 от 14.08.2015 под заголовком: Потери признаны секретными

От засекречивания военных потерь в мирное время могут пострадать журналисты

Как они должны понять, что речь идет о гостайне, в Минобороны не поясняют

Верховный суд отказался удовлетворить жалобу на указ президента, засекретивший данные о потерях при проведении специальных операций в мирное время. В ходе заседания стало известно, что засекретить данные о потерях попросили Минобороны, СВР и ФСБ. После этого письмо за подписью Дмитрия Медведева с проектом указа было направлено президенту. Об этом сообщила представлявшая на суде президента директор департамента претензионной и судебно-правовой работы Минобороны Наталья Елина.

По мнению заявителей, указ нарушает право на поиск и распространение информации, а президент превысил свои полномочия, поскольку расширить перечень категорий, составляющих гостайну, можно только федеральным законом. Заявители считают, что данные о потерях являются общественно значимыми сведениями, которые не могут быть засекречены, и что указ нарушает принцип определенности норм права: термин «специальная операция» не раскрыт в нормативно-правовых актах, поэтому невозможно определить, что именно к ней отнесено, поэтому, к примеру, журналисты не могут предвидеть последствий своих действий. На суде журналист Тимур Олевский говорил, что журналисты из-за указа находятся под угрозой уголовного преследования. Депутат псковского заксобрания Лев Шлосберг интересовался, являются ли присутствовавшие в прошлом году на похоронах псковских военнослужащих носителями гостайны, а бывшая обвиняемая в шпионаже Светлана Давыдова сказала, что указ президента связан с действиями российских военнослужащих на юго-востоке Украины.

Авторы жалобы

Заявителями выступили правозащитник Иван Павлов, журналисты Григорий Пасько и Тимур Олевский, блогер Руслан Левиев, псковский депутат Лев Шлосберг, многодетная мать Светлана Давыдова и др.

Елина в ответ заявила, что президент обладает полномочиями по утверждению перечня отнесенных к гостайне сведений по представлению правительства, и посчитала необоснованным довод заявителей, которые указывали, что понятие «потери личного состава» не предусмотрено в законе о гостайне. Она сообщила, что в соответствии со ст. 5 закона о гостайне к ней относятся сведения в военной области, в том числе численность войск, состояние их боевого обеспечения и т. д. Поскольку численность войск является гостайной, то к ней же относится и информация о потерях. Заявители поинтересовались, каким образом по данным о потерях в спецоперациях в мирное время можно судить о численности войск, но ответа по существу не получили. На слова о том, что в законодательстве нет термина «специальная операция», Елина возразила, что в законе «О противодействии терроризму» контртеррористической операцией является «комплекс специальных, оперативных, боевых, войсковых и иных мероприятий», кроме того, он есть в иных документах Минобороны, в частности с грифом «совершенно секретно», но затем попросила суд не учитывать этот довод.

Также представитель президента сказала, что исполнение обязанностей военной службы изначально предполагает риск для жизни, подписывая контракт о прохождении военной службы, человек добровольно соглашается на ограничение своих прав, а гибель военнослужащих не относится к чрезвычайным происшествиям. Вопрос, как журналисты смогут понять, что имеют дело со специальной операцией, а значит, и с гостайной, Елина разъяснить не смогла. Представитель заявителей Иван Павлов сказал, что они были готовы к такому решению Верховного суда и будут обжаловать его в апелляционной инстанции, а затем и в Конституционном суде.