Статья опубликована в № 3902 от 25.08.2015 под заголовком: Агент за полмиллиона

Министерство юстиции начало наказывать НКО за отказ называться иностранными агентами

Трем организациям грозят штрафы от 300 000 до 500 000 рублей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Министерство юстиции просит суд привлечь к административной ответственности три некоммерческие организации (НКО) – «Трансперенси интернешнл – Р», правозащитный центр «Мемориал» и Сахаровский центр. Им вменяется нарушение порядка деятельности НКО, признанных иностранными агентами: они распространяли информацию, не указывая, что выполняют функции иностранных агентов, поясняют в ведомстве. В отношении этих организаций были составлены протоколы по ст. 19.34 ч. 2 Кодекса об административных правонарушениях (наказание – штраф от 300 000 до 500 000 руб.). В конце июля 12 НКО (включая три вышеназванные) получили письма от Минюста с указанием маркировать свои материалы пометкой о принадлежности к агентам, на устранение нарушения им был дан срок до 26 августа.

«Роскомнадзор составил протоколы еще две недели назад, мы будем ждать мирового суда, туда передадут эти данные, – говорит главный юрист «Трансперенси интернешнл – Р» Денис Примаков. – Наша позиция заключается в том, что мы указали на сайте, что нас включили в реестр. То, что Минюст не находит этого, – его проблемы. Никаких положений о том, где именно и как указывать, разработано не было». В «Гражданском содействии» планировали выполнить требование Минюста в срок, устранив нарушения, сообщила заместитель председателя комитета Елена Бутрина, поскольку все попытки обжаловать включение в реестр остались безуспешными.

Адресат известен

Письмо с предупреждением о нарушении закона об агентах от Минюста получили, в частности, комитет «Гражданское содействие», правозащитная организация «Гражданский контроль», движение «За права человека» и Комитет против пыток.

«Мы не будем указывать, что являемся агентом, и скорее пойдем на ликвидацию организации», – говорит руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев. У всех организаций, получивших письмо, примерно общая позиция, но есть свои обстоятельства, объясняет правозащитник: «Например, претензии к нам выдвигают за сайт, который зарегистрирован на меня и является лично моим. Мы отнесли в Роскомнадзор соответствующие документы, ждем их ответа». Кроме того, «За права человека» повторно подает заявление на выход из реестра агентов, добавляет Пономарев: «Мы год не получали иностранное финансирование и надеялись, что нас исключат. Но нас не вывели из-за регионального отделения, до которого деньги доходили позднее, но при этом оно уже закрылось». Минюст в письме указал материалы сайта, которые не принадлежат «Мемориалу», говорит руководитель правозащитного центра Александр Черкасов: «Будем ждать суд и смотреть, кто будет брать ответственность на себя в этом процессе, разбирательство назначено на 4 сентября. И хотя срок устранения нарушений – 26 августа, Роскомнадзор начал составлять эти протоколы еще несколько недель назад». Комитет против пыток еще в июле заявил, что примет решение о самоликвидации, а после 8 июля работа по всем грантам была приостановлена.

Административные дела за неуказание статуса агентов должны были начаться, этого ждали все, признает председатель ассоциации «Агора» Павел Чиков. Против них теоретически возможны и уголовные дела, хотя четкого алгоритма перехода к ним нет, потому что не было прецедентов, подчеркивает он. Судя по названию ст. 330.1 УК, ответственность должна наступить в случае злостного неисполнения закона о статусе агента, но в ее содержании сказано, что ответственность наступает в случае неподачи документов для включения в реестр, хотя уже год действует принудительное включение, замечает Чиков.

У всех организаций разные подходы к ситуации, но все пытаются оттянуть время, считает политолог Алексей Макаркин. Когда принимали закон об агентах, еще не было украинского фактора, в котором обвиняют американские НКО, а аналогии работают очень сильно, объясняет эксперт: «В 2012–2013 гг. не было ощущения холодной войны и противостояния с Западом. НКО хотели держать под контролем и иметь рычаги давления в нужный момент. Сейчас этот момент наступил: процедуру признания агентом облегчили, стали выписывать штрафы без оглядки на то, что это старейшие правозащитные организации». Это больше не просто провинциальная угроза, а реальная часть войны, поэтому подход ужесточился и давление только усилится, заключает Макаркин.

Читать ещё
Preloader more