Политика
Бесплатный
Петр Козлов
Статья опубликована в № 3905 от 28.08.2015 под заголовком: России не с кем поговорить

Отказ сенаторов от визита в Нью-Йорк усиливает международную изоляцию России

Ситуация развивается уже на автопилоте, считает европейский эксперт

Отказ российской парламентской делегации от поездки в Нью-Йорк в ответ на выдачу председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко «ограниченной» американской визы стал почти точной копией демарша со стороны депутатов Госдумы во главе с ее председателем Сергеем Нарышкиным, которого в июле не пустили в Финляндию. Но в этот раз речь шла не о Парламентской ассамблее ОБСЕ, а о гораздо менее влиятельном органе – Межпарламентском союзе (МПС). Москва вновь столкнулась с ситуацией, когда, несмотря на формальное право работать в международных организациях, у попавших под персональные санкции российских политиков с этим возникают серьезные проблемы. Если вспомнить о неучастии России в сессиях Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) и о фактическом прекращении постоянной работы в рамках совета Россия – НАТО, то получается, что регулярные международные контакты от имени России поддерживают только Владимир Путин (хотя его международная программа тоже сократилась) и министр иностранных дел Сергей Лавров.

В России во всем винят США. Страна, где проходят международные мероприятия, «ни в коей мере не имеет права вмешиваться в содержательную часть, в перечень участников и т. д.», заявила в четверг Матвиенко, пообещав «жестко отстаивать вопрос о нецелесообразности проведения крупных международных мероприятий на территориях стран, которые ограничивают деятельность международных организаций». Это заставляет задуматься о месте проведения других межпарламентских встреч, говорил ранее «Ведомостям» российский дипломат.

Идет жесткая политическая борьба, некое подобие ментальной холодной войны, и Россия вынуждена отвечать символически на подобные жесты, когда ее представители ставятся в заведомо унизительные условия, полагает председатель Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. По его словам, ни ОБСЕ, ни ПАСЕ, ни МПС не являются площадками, где решаются судьбы мира, «но тем не менее в этом и состоит дипломатия: биться, добиваться своего, исключать жесткие формулировки из документов». Россию пытаются подвергнуть остракизму, изолировать, уменьшить ее влияние на международные дела, чего не было даже во времена холодной войны, когда политические и гуманитарные контакты сохранялись, напоминает еще один российский дипломат. Москву подталкивают на Восток к Азии и Китаю, но, с другой стороны, она сама идет на некоторую изоляцию, признает собеседник: «Чтобы проводить политику, которая у нас сейчас проводится внутри страны, безусловно, изоляция – не самый худший вариант. Таким образом возможность влияния на международном уровне в определенном смысле приносится в жертву внутренней политике». Линия Запада кардинальная, но неправильная, считает дипломат, и это понимают в том числе в Париже и Берлине, где чувствуют, что эта политика не приводит к желаемым результатам. Это очень опасный тренд как для Москвы, так и для Запада, поскольку все возрастающая изоляция России приводит к дальнейшей эскалации ситуации по всем направлениям, говорит исполнительный директор Германо-российского форума Мартин Хоффманн: «Мы очень боимся, что сейчас ситуация во многом развивается уже на автопилоте – эта пружина эскалации все сильнее сжимается, и трудно однозначно дать ответ, как развернуть ситуацию».