Статья опубликована в № 3930 от 02.10.2015 под заголовком: Президент обещал

Исправить закон об иностранных агентах невозможно, уверены правозащитники

Любые поправки все равно оставят простор правоприменителям, считают эксперты

На традиционной встрече президента с членами его Совета по правам человека (СПЧ) в четверг обсуждались разные вопросы. Уполномоченный по правам человека Элла Памфилова говорила о независимости правосудия, которая «часто формальна», и привела в пример эколога Евгения Витишко, которого посадили на три года за надпись на заборе и не отпускают по УДО, тогда как дочь иркутской чиновницы амнистировали после того, как она сбила насмерть девушку. Евгений Ясин критиковал увеличивающуюся роль государства в экономике, Илья Шаблинский рассказал о влиянии административного ресурса на результаты выборов, Тамара Морщакова и Юрий Костанов подняли проблему недопуска адвокатов к обвиняемым.

Главной же темой встречи стали иностранные агенты. Председатель СПЧ Михаил Федотов заявил, что отношение госструктур к правозащитникам напоминает «охоту на ведьм», а больше всего в реестре агентов правозащитных, женских и экологических некоммерческих организаций (НКО). А, например, Комитет против пыток включили в реестр, поскольку политической деятельностью признали участие его руководителя Игоря Каляпина в СПЧ. Людмила Алексеева попросила в связи с этим вообще отменить закон об агентах. Понятие политической деятельности не должно быть размытым и должно быть единообразно понимаемым, согласился Владимир Путин. «Под это понятие нельзя подгонять все, что не нравится представителям власти, Минюста. Вячеслав Викторович [Володин] говорит, что в течение трех месяцев будут сформулированы соответствующие предложения», – сказал президент, кивая на первого замруководителя своей администрации.

Путин о Гуриеве

Владимир Путин заявил, что если экономист Сергей Гуриев решит вернуться в Россию, то он будет этому рад: «Человек он умный, специалист очень хороший, это правда, поэтому и работу нашел, видимо, хорошую».

Вопрос об агентах узконаправленный, считает председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений Ярослав Нилов (ЛДПР): «Я согласен, что понятие «политическая деятельность» расплывчатое, его нужно скорректировать, но Минюст не выступает с инициативой». Это понятие пропишет рабочая группа по выработке предложений о поддержке социально ориентированных организаций (СОНКО), пояснил «Ведомостям» Федотов: «Понятия «СОНКО» и «иностранный агент» взаимосвязаны: если НКО социально ориентирована и получает иностранное финансирование, то она может стать агентом в случае разработки какой-либо законодательной или иной инициативы». По его словам, в качестве примера можно взять закон о Конституционном суде, где сказано, что судьям нельзя заниматься политической деятельностью.

«Впервые за время обсуждения закона мы не услышали традиционную для президента позицию, что кое-кто у нас на иностранные деньги занимается политической деятельностью и это должно быть ограничено», – говорит член СПЧ Павел Чиков. Но никаких ожиданий от будущих изменений нет, поскольку закон об агентах нельзя улучшить, а понятие – конкретизировать, считает он. По словам Чикова, у Володина есть концепция, связанная с продвижением СОНКО и отграничением от них НКО, ставящих политические цели, но как это будет сформулировано, правозащитник не знает. Член СПЧ Елена Тополева-Солдунова считает, что нужно будет искать компромисс из-за разных вариантов: «Есть узкая формулировка – «борьба за власть», а есть более широкая, когда политической деятельностью является любое взаимодействие с властью».

Политическая деятельность – это деятельность, направленная на борьбу за власть, т. е. когда НКО поддерживает кандидатов, финансирует избирательные кампании, полагает сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц, приводя в пример фонды поддержки «Единой России». Он полагает, что будут внесены минимальные поправки и формулировка «все равно оставит простор для творчества правоприменителей». Руководитель «Общественного вердикта» Наталья Таубина считает, что закон нужно отменять: «Можно прописать, что политическая деятельность – это борьба за власть, но, учитывая, как идут суды против правозащитников, это вряд ли что-то изменит».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать