Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3952 от 03.11.2015 под заголовком: Трехмерный индекс

Эксперты комитета Кудрина рассчитали напряженность в регионах

В числе самых проблемных – Москва, Ингушетия, Псковская и Курганская области

Комитет гражданских инициатив (КГИ) опубликовал в понедельник первые результаты мониторинга социально-экономической и политической напряженности в регионах. Методика оценки, которая позволяет отследить социально-экономическую динамику региона и ее влияние на политическую ситуацию, была представлена еще в сентябре. Сейчас эксперты КГИ впервые ранжировали российские регионы по трем измерениям: социально-экономические риски, политические риски и уровень протестной активности по состоянию на 1 июля. Общий балл выставлять не стали: такая система оценок приведет к слишком большим обобщениям, объяснил руководитель проекта, профессор ВШЭ Николай Петров. «Получится средняя температура по больнице», – согласен с ним замдиректора КГИ Евгений Гонтмахер: например, социально-экономическое напряжение может расти, но это нивелируется низкой внутриэлитной конфликтностью. В результате общая оценка будет на среднем уровне, а это ни о чем не скажет. Рейтинг призван привлечь внимание власти и общества к регионам, в которых накапливается напряжение, чтобы не допустить его перехода в открытую фазу.

Где на Руси жить хорошо

В числе самых проблемных регионов кроме столицы оказались Ингушетия, Псковская и Курганская области. Самые благополучные – Алтай, Калининградская и Ленинградская области, Краснодарский край.

Основными показателями социально-экономической устойчивости региона стали показатели доходов и долгов регионального бюджета, доходов населения и оборота розничной торговли. Их ухудшение затронуло почти все регионы, доходы населения сильнее всего упали в старых промышленных регионах Европейской части и Урала, меньше – на Дальнем Востоке. Зато там и в Восточной Сибири тяжелее бюджетные проблемы. В целом говорить о едином кризисе пока не приходится, констатирует политолог Алексей Титков, но ситуации еще есть куда развиваться. При оценке политической ситуации учитывалось институциональное устройство региона – независимость депутатов законодательного собрания, наличие сильной оппозиции, самостоятельного местного самоуправления и политической конкуренции на выборах, а также количество конфликтов в местной элите и интенсивность кадровых замен. Чем больше у элит возможностей участвовать в политике, тем больше шансов разрешить ситуацию, не доводя до кризиса, констатирует политолог Александр Кынев. В свою очередь, кризисная ситуация при низком уровне конфликтности может не сопровождаться высокой протестной активностью – из-за отсутствия игрока, который способен этим воспользоваться. Сочетание высокого уровня конфликтности с низким качеством политических институтов – зона наибольшего риска, предупреждают эксперты. В списке регионов с высокой протестной активностью – Москва и Санкт-Петербург, Новосибирская и Иркутская области, Красноярский край, Башкортостан и Дагестан. Авторы мониторинга отмечают рост протестной активности – примерно на 15% в первом полугодии 2015 г. в сравнении с тем же периодом 2014 г. Интерес к внутриполитической проблематике растет, к внешнеполитической – падает, уровень внимания к социальным гарантиям, проблемам ЖКХ и коррупции остается стабильным.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов не согласен с оценкой КГИ – ничего из ряда вон выходящего на территориях, попавших в категорию самых сложных, не происходило. Эти регионы не являются явными аутсайдерами – например, несмотря на отсутствие системы управления политическими рисками в Москве, в столице относительно спокойно прошла такая сложная операция, как введение платной парковки, замечает Виноградов. По мнению политолога, вопрос применения таких оценок остается открытым – они скорее интересны специалистам, которые постоянно следят за событиями в регионах, чем тем, кому требуется информация для принятия решений.

Читать ещё
Preloader more