Статья опубликована в № 3963 от 19.11.2015 под заголовком: Конституция превыше всего

Исполнять решение ЕСПЧ по делу ЮКОСа Россия откажется на законных основаниях

В Госдуму внесен законопроект о расширении полномочий Конституционного суда

В Госдуму внесены поправки, которые позволят Конституционному суду решать, в каких случаях не следует исполнять решения международных судов. Поправки в закон о Конституционном суде подготовили и внесли представители всех фракций – председатель комитета по конституционному законодательству единоросс Владимир Плигин, зампред фракции эсеров Михаил Емельянов, Алексей Диденко (ЛДПР), коммунист Василий Лихачев и сенатор Андрей Клишас. Законопроект разработан во исполнение постановления Конституционного суда от 14 июля 2015 г., которое позволило не исполнять решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), если они противоречат Конституции (см. врез).

Законопроект депутатов устанавливает, что по запросу федерального органа исполнительной власти, защищающего интересы России при рассмотрении поданных против нее жалоб в межгосударственном органе (например, в ЕСПЧ), Конституционный суд разрешает вопрос о возможности исполнения решения. В случае если Конституционный суд принимает постановление о невозможности исполнения решения, какие-либо действия, направленные на его исполнение в России, не могут осуществляться, сказано в пояснительной записке к законопроекту. Обращаться с такими запросами могут президент и правительство, а также орган, представляющий интересы государства, – Министерство юстиции, разъясняет Плигин. Речь идет о приоритете норм Конституции, решения будут касаться возможности или невозможности исполнения решений, подчеркивает депутат.

Депутаты на страже

В Конституционный суд в июне за разъяснением этого вопроса обратились депутаты Госдумы. Они не были согласны с двумя решениями ЕСПЧ: о взыскании в пользу бывших акционеров ЮКОСа 1,8 млрд евро и о предоставлении права голоса заключенным.

Депутаты долго не могли решить, кто будет разрабатывать законопроект, в итоге решили, что это будет межфракционная работа, отмечает Диденко. В июле Конституционный суд выдвинул правовую позицию для того, чтобы она заработала и стала нормой, необходимо было сделать ее законом, объясняет депутат. «В законопроекте четко прописана процедура, чего не было в позиции суда. Пока правовая конструкция представляется законченной», – считает депутат, добавляя, что нужно будет посмотреть правоприменительную практику и первое же решение может дать повод скорректировать принимаемый законопроект.

«Просто так проекты не подписывают по одному человеку от фракции и сенатор – скорее всего, он был написан в администрации президента и позиция по нему согласована со всеми», – говорит думский чиновник. По закону «О Конституционном суде» решения Конституционного суда исполняются в виде принятия соответствующего закона, сказал федеральный чиновник. Готовить его должно правительство, но это могут сделать и депутаты – в таком случае правительство либо присоединяется к инициативе, либо не присоединяется. Подготовкой текста занималось государственно-правовое управление президента, работа же управления внутренней политики Кремля под руководством Вячеслава Володина заключалась в том, чтобы «протолкнуть» поправки через депутатов, говорит собеседник «Ведомостей», близкий к администрации президента. Необходимость отдельного законодательного уточнения связана с тем, что решения Конституционного суда не нормативны, «а прецедентного права у нас нет», поясняет собеседник: «То есть правовые позиции Конституционного суда в таких случаях нуждаются в законодательном закреплении».

«Никакой законопроект не сможет лишить решения ЕСПЧ той силы, которую ей придает международная конвенция, нам для этого нужно вообще выходить из Совета Европы. Закон не может отменить обязательное исполнение решений», – считает юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев. По его словам, главный мотив законопроекта – не выплачивать компенсацию по делу ЮКОСа. Без изменения в ст. 125 Конституции о Конституционном суде они не смогут не исполнять решения, соглашается профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова: «Это больше похоже на «вредность» из серии продуктового эмбарго для Украины. Даже решение Конституционного суда депутаты трактуют совершенно неверно, там написано, что исключения возможны только для крайних случаев». «Противоречие решений ЕСПЧ Конституции может быть не только в России, такое случается и в ряде европейских стран – Германии, Италии, Австрии, Великобритании. Поэтому применение конституции как высшего закона государства, более приоритетного, чем решение Европейского суда, не выглядит новеллой», – полагает председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. Но в большинстве этих стран либо напрямую закреплен приоритет национальной конституции над решениями ЕСПЧ, либо эти решения имеют равную юридическую силу с их основным законом, напоминает Корчаго, в России же Конституцией закреплен приоритет международных договоров над национальным законодательством. «Скорее всего в данном случае в целях избежания возможных кривотолков вокруг ситуации следует внести изменения в соответствующую статью российской Конституции, скорректировав приоритет международных договоров именно над законами, но не над Конституцией», – считает юрист.