Политика
Бесплатный
Нина Ильина|Алексей Никольский
Статья опубликована в № 3973 от 03.12.2015 под заголовком: Коалиция укрепляется

Германия и Великобритания присоединяются к войне против ИГ в Сирии

Это решение имеет скорее политическое, нежели военное значение, считают эксперты

Парламент Великобритании в среду обсудил вопрос об участии британской армии в воздушных ударах против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирии. Премьер-министр Дэвид Кэмерон призвал поддержать союзников, а тех, кто проголосует против, назвал сторонниками терроризма. В ответ лидер оппозиции Джереми Корбин заявил, что такие заявления недостойны премьера, но посоветовал своим сторонникам голосовать по личным убеждениям, а не в соответствии с линией партии. На момент подписания этого номера в печать дебаты продолжались. В случае одобрения британские военные смогут приступить к операции уже на этой неделе.

Во вторник решение об участии в антитеррористической операции против ИГ приняло правительство Германии. Бундесвер планирует проводить спутниковую и воздушную разведку в Сирии и Ираке и послать самолет-заправщик, всего будет отправлено до 1200 военнослужащих. Для начала операции также нужно одобрение депутатов – как ожидается, бундестаг рассмотрит этот вопрос до конца недели. По мнению экспертов, обсуждение будет непростым для канцлера Ангелы Меркель, чью популярность уже сильно понизили теракты в Париже и наплыв беженцев. «Получить даже небольшой перевес Меркель будет нелегко, в бундестаге это предложение вызовет бурные обсуждения, но скорее всего будет одобрено», – говорит директор Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов. Оппозиция уже выступила против операции, которая может затянуться и повысить вероятность терактов в самой Германии. «Если уж мы эту борьбу воспринимаем серьезно, то надо понимать, что она может занять больше 10 лет», – приводит ARD слова главы профсоюза бундесвера Андре Вюрстнера.

Дэвид КэмеронПремьер-министр Великобритании
Мы должны сделать выбор: мы работаем с нашими союзниками, чтобы разрушить эту угрозу, и идем за террористами в их тыл, откуда они планируют убийства британцев, или мы ждем, пока они атакуют нас?

Но даже одобрение решения правительства может создать для Меркель проблемы в среднесрочной перспективе – речь идет о выборах в некоторые федеральные земли в 2016 г. и выборах в бундестаг в 2017 г. «И при одобрении мандата, и при его отсутствии Меркель попадает во внешнеполитическую ловушку: оппозиция и даже партнеры по коалиции будут использовать это решение против нее на выборах в бундестаг», – считает Белов. Общественность в стране настроена резко против операции, считает он, и конкуренты Меркель будут активно использовать этот факт.

С чисто военной точки зрения вклад Германии и Великобритании в операцию коалиции не будет решающим, полагают эксперты. По словам источника, близкого к Минобороны России, заявленные Германией силы не окажут серьезного влияния, но усилят разведывательные возможности, в первую очередь французских сил, в основном за счет группировки спутников радиолокационной разведки SAR-Lupe и центра, который будет обрабатывать информацию с немецких спутников и самолетов. «Этот шаг для Германии беспрецедентный, но с военной точки зрения 1200 военных в Сирии, где воюют сотни тысяч профессиональных солдат, – это даже меньше, чем капля в море», – считает директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберезкин.

Помимо военных участие двух стран в операции может преследовать и политические цели. «Эти страны отыгрывают карту безопасности в фарватере политики США и хотят поспеть к дележке пирога так же, как это произошло в Ираке: контракты, нефть, газ, увеличение влияния на Ближнем Востоке. Продвигать после операции они будут своих ставленников», – считает доцент кафедры ЮНЕСКО РГГУ Мария Гордеева. Военное участие Германии и Великобритании может сдвинуть фокус политического урегулирования в Сирии, соглашается директор Центра ситуационного анализа РАН Владимир Барановский. «От вступления этих стран в операцию выигрывает больше всего умеренная оппозиция, для них это обнадеживающий сигнал», – полагает Барановский.