Статья опубликована в № 3983 от 17.12.2015 под заголовком: Всеобъемлющая политика

В Кремле нашли новое определение политической деятельности НКО

Но иностранных агентов от этого меньше не станет, уверены эксперты

В воскресенье истекает срок, в течение которого Владимир Путин поручил первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину и министру юстиции Александру Коновалову уточнить понятие политической деятельности (см. врез), являющееся одним из критериев для признания некоммерческих организаций (НКО) иностранными агентами. Варианты новой формулировки обсуждались на рабочей группе администрации по совершенствованию законодательства об НКО, возглавляемой Володиным.

Как сообщил «Ведомостям» председатель президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов, в основу нового определения положен проект Минюста, по которому политическая деятельность имеет цели, осуществляется в определенных сферах и формах – если все три критерия налицо, то деятельность НКО будет признана политической. «Методологически подход правильный, но он ничего не изменит, если эти три критерия не будут уточнены. Все организации в нынешнем реестре (иностранных агентов) попали бы туда и по этим критериям», – говорит Федотов. По его словам, к сферам деятельности отнесено почти все, кроме частной жизни, целями названы влияние на осуществление, выработку и реализацию госполитики и формирование общественного мнения, а «формы также любые – публичные мероприятия, пресс-конференции, пикеты, демонстрации, семинары, конференции». Поэтому все три критерия нужно уточнить, полагает глава СПЧ: «Вместо «публичных мероприятий» – политические акции, вместо «формирования общественного мнения» – политическая агитация и пропаганда, вместо «влияния на госполитику» – воспрепятствование госполитике». Федотов предлагает протестировать нынешних агентов по этому определению и «если хотя бы половина выйдет из реестра, то это определение лучше существующего».

Как сейчас

По действующему закону об НКО политической деятельностью считается проведение политических акций в целях воздействия на принятие госорганами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также участие НКО в формировании общественного мнения.

Собеседник в рабочей группе администрации подтвердил, что за основу нового определения будет принята формулировка Минюста.

Понятие «политическая деятельность» существенных изменений не претерпит, «его лишь расширят и дополнят», полагает секретарь Общественной палаты Александр Бречалов. По его словам, эти предложения уже находятся в государственно-правовом управлении президента. Возможно, будет введено понятие кратности – деятельность НКО будет признаваться политической, если она два и более раз вывела людей на митинги, пикеты, демонстрации, поясняет Бречалов. Предложено также считать деятельность политической, если НКО направляет 75% средств на издание брошюр, журналов, листовок. Сама Общественная палата предлагала записать в политические те НКО, которые систематически ведут деятельность, направленную на изменение госполитики или на привлечение внимания госорганов любыми способами.

Трехвекторное определение сохраняется, подтверждает председатель комитета Госдумы по делам общественных организаций Ярослав Нилов (ЛДПР), но пока окончательного варианта нет: «Дать такое определение, чтобы НКО, получающая деньги из-за рубежа, пряталась за формулировки и продолжала действовать, – это вряд ли получится. Стоит задача, чтобы не было злоупотребления правом». Член Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова говорит, что члены рабочей группы также представили свои предложения, которые могут быть учтены в определении Минюста.

«Все, что Минюст, прокуратура и суды протащили как политическую деятельность, власти хотят просто узаконить», – полагает руководитель международной правозащитной группы "Агора" Павел Чиков. По его мнению, с таким подходом эти требования остается только игнорировать. Власти пытаются узаконить то, что де-факто уже существует, когда вся публичная деятельность признается политической, согласен руководитель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин: «Сейчас эта формулировка размыта, в частности, говорится о попытках изменения госполитики, как будто борьба с пытками, чем мы занимаемся, не является госполитикой, и мы пытаемся это изменить». Каляпин видит в этом изменение позиции Коновалова, который когда-то критиковал закон, но ведомство должно было его исполнять: «Сейчас Минюст делает то, что должны были придумать депутаты, у которых на это не хватило юридической техники».

Исправленная версия. Первоначальный вариант можно посмотреть в смарт-версии "Ведомостей"