Статья опубликована в № 3986 от 22.12.2015 под заголовком: Татары перемен не увидели

Крымские татары не заметили положительных изменений после вхождения Крыма в состав России

Это может привести к «деструктивным вещам», опасаются в Агентстве по делам национальностей

Только 21% крымских татар считают, что в их жизни произошли положительные изменения после того, как Крым вошел в состав России. Таковы данные первого исследования положения крымских татар, которое провело Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН), часть результатов которого имеется в распоряжении «Ведомостей». Половина участников опроса заявили, что положение в целом не изменилось, а 15% татар говорят об ухудшении ситуации. 60% респондентов не смогли назвать проблемы, которые властям удалось решить за полтора года.

«Проблема крымских татар, если ею не заниматься плотно, может рано или поздно привести к деструктивным вещам. <...> Сейчас крымские татары – закрытая, живущая в своем мире своей жизнью группа людей, которая сильно ориентируется на крымскотатарский меджлис. И их общественным сознанием манипулируют лидеры меджлиса, которые в Крыму и не живут», – сказал руководитель агентства Игорь Баринов. По его словам, у большинства крымских татар по отношению к России сохраняется настороженность. Исследование необходимо из-за отсутствия объективных данных по ситуации с крымскими татарами, говорит собеседник в ФАДН, проблемы крымских татар, которые копились десятилетиями, после присоединения Крыма к России стали восприниматься особенно остро. «Сейчас есть ядро в размере от 29 до 34% пророссийски настроенных крымских татар, проукраински настроены от 9 до15%, остальные – неопределившиеся. Крымские татары оказались заложниками ситуации – они в большинстве не стали участвовать в референдуме, но при этом Крым вошел в состав России, поэтому на них легла своего рода ответственность», – говорит собеседник. Считать, что за полтора года они изменят свое мнение, невозможно, отмечает он, признавая наличие проблемы.

Борьба с конфликтами

Для предотвращения возможных конфликтов ФАДН запустило в тестовом режиме в 22 регионах, в том числе в Крыму, систему мониторинга межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Председатель меджлиса Рефат Чубаров считает, что крымские татары не воспринимают «оккупантов как людей, пришедших творить добро для Крыма и крымских татар». По его мнению, интерпретация опроса «происходит в соответствии с установленной в России идеологией» и среди 300 000 крымских татар есть только «несколько сотен коллаборантов», большинство же не согласится с тем, что их будут пытаться поставить в «рамки, уготованные в Кремле».

Для крымских татар вхождение в состав России «скорее потеря», считает политолог Борис Макаренко: «Это усугубилось тем, что российская власть отторгла тех, кто был лидером мнений, а попытка заменить их искусственными пророссийскими лидерами не удалась». Российским властям хватило разума сделать крымскотатарский язык официальным и не педалировать вопросы с самостроем, говорит эксперт: «Пока есть большой запас прочности за счет пророссийской настроенности большинства и радости от воссоединения, которая долго будет покрывать все издержки. На крымских татар этот фактор не действует, поэтому у них будет много скепсиса, а надежд вырастить действительных лидеров мнений для татар, которые были бы пророссийскими, при нынешней парадигме отношений власти с обществом нет».