Политика
Бесплатный
Нина Ильина
Статья опубликована в № 3987 от 23.12.2015 под заголовком: Популисты наступают

Популистские политики переманивают электорат у традиционных партий Европы

Но говорить о приходе к власти популистов пока не стоит, считают эксперты

По итогам выборов, прошедших в воскресенье в Испании, правящая Народная партия получила 28,72% голосов, потеряв абсолютное большинство, социалисты – 22,01%, левая Podemos – 20,66%, центристская Ciudadanos – 13,93%. Две последние партии, которые причисляют к популистским, являются новичками в политической жизни: Podemos образована в 2014 г., а Ciudadanos несколько лет работала исключительно в Каталонии, лишь два года назад выйдя на национальный уровень.

На этих выборах проиграли все партии, считает руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки РАН Петр Яковлев: «У народников сейчас мест кот наплакал по сравнению с их прошлым результатом, у социалистов на 20 мест меньше, Podemos могли получить больше, но в ходе кампании сделали ряд очень спорных заявлений, а Ciudadanos вообще провалились. Их лидеру прочили пост премьера, у них была мощнейшая раскрутка, но они пытались угодить и вашим, и нашим и многих потеряли». Самой вероятной коалицией эксперт считает союз народников и социалистов: на протяжении более 30 лет они сменяли друг друга и никогда не создавали коалицию, но договориться друг с другом им будет легче, чем с новичками. Podemos вести переговоры с правящей партией отказалась, а коалиция с близкой по духу Ciudadanos не даст им большинства.

Полмесяца на правительство

До 13 января испанские политики проведут переговоры о возможных коалициях, после чего король Испании, проконсультировавшись с лидерами партий, предложит парламенту кандидата на пост премьер-министра.

Популисты стали получать голоса на выборах в Европе в последние годы, отбирая электорат у традиционных партий, говорит ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Борис Гуселетов: «Эта тенденция показывает усталость граждан от старых партий, которые стали смягчать свои программы, чтобы не терять электорат, и разница между идеологическими противниками размылась». Популисты работают как умелые маркетологи на рынке, находя свою нишу и работая точечно, часто становясь партиями одного вопроса, поясняет эксперт: «Например, возникла проблема с мигрантами – вот вам националистическая партия. Раньше ведущие партии совместно набирали 80–90% голосов, а сейчас эта цифра опустилась до 50–60%. Испания была последним оплотом традиционной двухпартийной системы». «[Премьер-министр Испании] Мариано Рахой не харизматичен и не вызывает какой-то личной симпатии при общении с аудиторией, а лидеры новых партий – Пабло Иглесиас и Альберт Ривера – «политические звери», как их называют в Испании, красавцы с подвешенными языками, внимание испанцев к ним было беспрецедентным», – соглашается Яковлев.

В Центральной Европе популярность набирают правые партии из-за кризиса с беженцами, в Южной Европе – партии левого толка из-за сложной экономической ситуации, однако говорить о приходе к власти популистов не стоит, считает Гуселетов: «Они только вышли на первые рубежи, но нигде не заняли ведущие позиции. Даже в Греции популист [Алексис] Ципрас ничего кардинально не поменял, подстроившись под систему». В Испании ведущие партии могут улучшить свои показатели, когда экономическая ситуация поправится, и даже при повторных выборах, если о коалиции не удастся договориться, новые партии могут получить меньше голосов, считает Яковлев.