Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: Суверенное право

Россия дала себе право не слушаться советов Европы

Окончательный отказ от приоритета международного права зависит от исхода дела ЮКОСа

Закон, дающий Конституционному суду (КС) право оценивать, возможно ли исполнение в России решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), президент подписал 15 декабря. И тем самым окончательно закрепил переход от продекларированного в Конституции примата международного права к диктатуре суверенного закона.

Строго говоря, острой нужды в принятии специального закона не было: еще в июле 2015 г. КС решил, что только он вправе судить, как именно следует – если вообще следует – исполнять решения ЕСПЧ. Делать это суд готов по запросу президента или правительства, а решения КС имеют силу закона. Поводом для этого решения стало обращение 92 депутатов Госдумы: они добивались отказа от выплаты компенсации в 1,9 млрд евро, которую ЕСПЧ присудил России по иску акционеров ЮКОСа.

На самом деле Россия могла не исполнять это решение, не испытывая при этом серьезных проблем, ведь механизма принуждения к исполнению решений ЕСПЧ в природе не существует. А Россия этим обстоятельством давно и эффективно пользуется без всякой помощи КС. Например, с 2012 г. не исполняется решение ЕСПЧ, признавшего несправедливым приговор по делу экс-сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина, а с 2013 г. – о праве заключенных голосовать (дело «Анчугов и Гладков против России»). И в этом деле Россия даже не первопроходец: Великобритания, к примеру, вот уже 10 лет отказывается вернуть право голоса заключенным, а Турция не исполняет решение о взыскании с нее 90 млн евро за нарушение Европейской конвенции по правам человека на территории Северного Кипра.

Более того, России даже невыгодно дезавуировать решение ЕСПЧ по ЮКОСу, на которое она сама же ссылается в разных международных инстанциях, оспаривая постановление Международного арбитража в Гааге по иску акционеров ЮКОСа (здесь цена вопроса уже $50 млрд, и механизмы принуждения исправно работают, о чем свидетельствуют многочисленные аресты имущества российских компаний в Европе). Ведь ЕСПЧ признал налоговые нарушения со стороны ЮКОСа, а политики в этом деле в отличие от судей из Гааги не нашел. Возможно, именно поэтому ни президент, ни правительство не спешат пока получать официально завизированный КС отказ исполнять вердикт ЕСПЧ: апелляцию на решение международного арбитража как раз сейчас рассматривает окружной суд Гааги.

Не секрет, что раздражение от необходимости прислушиваться к рекомендациям европейского сообщества копилось давно – программной статьей «Предел уступчивости» председатель КС Валерий Зорькин разразился еще в 2010 г. И в конце концов это вылилось в политическую декларацию руководства страны – похоже, раздражение испытывает не один только Зорькин.