Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 3993 от 14.01.2016 под заголовком: Демократия особого типа

После присоединения Крыма наша страна стала более демократичной, считают россияне

Само понятие демократии в последние годы размылось, говорит эксперт

Число россиян, считающих, что демократия в России пока не утвердилась, уменьшилось за полтора года с 32 до 19%. Таковы результаты опроса «Левада-центра». Заодно существенно выросло число тех, кто считает, что демократия в России есть (см. график). При этом с сентября 2014 г. с 55 до 46% уменьшилось число сторонников «особой» демократии и выросло число тех, кто хочет демократию, как в Европе и США (с 13 до 16%) или как в СССР (с 16 до 19%). В марте 2014 г. 22% респондентов говорили, что им важно, не каким государством будет Россия, а то, насколько хорошо они будут жить, сейчас так думают уже 27%.

Увеличение числа тех, кто считает, что в России существует демократия, связано с процессами, начавшимися после присоединения Крыма, – общей мобилизацией страны, поясняет замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «Все события, происходящие в России, стали оценивать через более высокие оценки. А поскольку демократия воспринимается как что-то положительное, какой бы смысл туда ни вкладывался, то и представление о том, что демократия в России есть, выросло». Желание особой демократии для России вернулось к уровню, который наблюдался накануне всплеска национальных чувств и эмоций в марте 2014 г., сейчас же общественные настроения успокаиваются и приходят к значениям конца 2013 г., говорит социолог. По его словам, вопрос о типе государства уточняет вопрос о демократии и большинство предложенных вариантов не меняются на протяжении всех опросов, кроме двух моментов: с 1998 г. в 1,5 раза упало число тех, кто хотел бы видеть Россию социалистическим государством, и в 2 раза выросло число тех, кому нужен особый путь развития.

За последние несколько лет размылось само понятие демократии, полагает политолог Дмитрий Орешкин: «Кто-то, возможно, считает, что демократия – это плохо, что именно из-за того, что ее много, мы стали жить хуже. Для кого-то демократия – это возможность защищать свои права, такой в России нет». «Люди думают: нам Путин нравится? Нравится. Он при власти? При власти. Значит, это демократия», – говорит эксперт. Еще несколько лет назад под демократией россияне понимали что-то другое, уверен Орешкин: «Из-за размывания понятий социология в кризисе, потому что непонятно, что значит сильное государство, что значит великая Россия, что значит демократия. Объективно я не вижу, что демократии прибавилось, а судя по опросу, ее стало больше на 16%. Сам по себе методологический аппарат опросной социологии в авторитарных режимах начинает быть недостаточно адекватной моделью, и это не претензия к социологам, потому что непонятен смысл вопроса и смысл ответа. Мы ушли в пространство, где термины не значат ничего или значат прямо противоположное».