Политика
Бесплатный
Петр Козлов|Анастасия Корня
Статья опубликована в № 4002 от 27.01.2016 под заголовком: Несимметричный ответ

Президентский совет поставил перед собой труднодостижимые задачи

Коррупцию победить трудно, но отделить мелкие взятки от крупных можно попробовать

В Кремле во вторник заседал президентский Совет по противодействию коррупции. Ее искоренение является труднодостижимой задачей, но останавливать борьбу нельзя, иначе будет хуже, заявил Владимир Путин. Работа в этом направлении идет, российское законодательство и сложившаяся практика «отвечают мировым стандартам», заверил президент: за девять месяцев 2015 г. на себе это почувствовали 8800 осужденных за коррупционные преступления. Но недостатков все же хватает, признал он, упомянув, в частности, недостаточную эффективность при взыскании ущерба по делам о коррупции: из 15,5 млрд руб. в 2015 г. вернули лишь 588 млн. Одной из мер может стать более активное использование механизма изъятия и обращения в доход государства незаконно нажитого имущества.

Дополнительное внимание к совету привлекло то, что он проходил на фоне обвинений Путина в коррупции, прозвучавших на телеканале ВВС от представителя американского минфина (см. врез). Это «официальное обвинение», которое требует доказательств, но требовать их Москва не намерена, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, назвав этот материал «чистым вымыслом и клеветой, которая не имеет под собой никаких оснований». Глава администрации президента Сергей Иванов, возглавляющий президиум Совета по борьбе с коррупцией, расценил заявление американского чиновника как «ахинею и галиматью».

На заседании Иванов доложил о выполнении Национального плана по борьбе с коррупцией в 2014–2015 гг. и о приоритетах на 2016–2017 гг. В частности, он предложил ввести в Уголовный кодекс в качестве отдельного состава преступления ответственность за дачу взятки размером до 10 000 руб., а также ввести ответственность за дачу взятки в пользу третьих лиц, которая сейчас никак не прописана. С инициативой изменить подследственность уголовных дел о взятках до 10 000 руб. летом выступил председатель Верховного суда (ВС) Вячеслав Лебедев: по его словам, ВС обобщил предложения региональных судов, отобрав самые частые, и в их числе упрощение процедуры привлечения к ответственности по делам о незначительных взятках. Такие дела предложили выделить в отдельный состав и поручить расследование дознавателям, с тем чтобы их рассматривали мировые судьи. Сейчас, по данным ВС, 65% уголовных дел о взятках попадают в эту категорию.

Давно известно

Выступая в фильме «Тайные богатства Путина» на ВВС, замминистра финансов США Адам Шубин заявил, что правительство США знает о коррумпированности Путина «много, много лет».

«Это очень разумное решение», – согласен адвокат Владимир Жеребенков: основная масса взяткополучателей – учителя и врачи, которых социально опасными элементами признать никак нельзя, к тому же содержание в тюрьме такого «взяточника» обойдется намного дороже, чем нанесенный им ущерб. Не стоит также забывать, что такая статистика нередко становится результатом провокации – например, полицейские очень любят «подставлять» водителей. Профессор юрфака МГУ Леонид Головко называет это предложение «логичным»: любые попытки бороться с коррупцией упираются в огромное количество незначительных дел и выделение их в отдельную графу позволит и более четко видеть ситуацию, и «людей за мелочь не сажать». А предложение об ответственности за взятку третьим лицам – это реакция на более изощренные схемы взяток, поясняет эксперт: сейчас мало кто берет деньги напрямую, чаще используют сложные структуры прикрытия, в которых могут участвовать в том числе различные юридические лица. Например, в качестве благодарности за услугу могут предложить пожертвовать денег на ремонт детского дома – с точки зрения закона это не будет считаться взяткой, так как сложно доказать получение должностным лицом выгоды.

По мнению вице-президента Transparency International Елены Панфиловой, ничего нового в материале BBC не было, а информация о кумовстве в окружении Путина появлялась и ранее. Активизацию антикоррупционной повестки Панфилова связывает с выходом нового Индекса восприятия коррупции (он будет опубликован в среду), а не с каким-либо «заговором» Запада против Путина: «Да, картинка красивая, пиар-эффект есть. Но прямо скажем, причин для прокурора срываться и бежать [заводить дело] я пока не вижу».