В Иране проходят выборы в парламент и совет экспертов

Их результаты могут сказаться на дальнейшем курсе выходящей из изоляции страны
В Иране в пятницу пройдут выборы, от результатов которых зависит дальнейший политический курс выходящей из изоляции страны / Vahid Salemi / AP

В пятницу в Иране пройдут прямые выборы в парламент и совет экспертов – богословский орган, который обладает полномочиями выбирать главное должностное лицо страны – верховного лидера. Аятолле Али Хаменеи сейчас 76 лет и он болен раком, поэтому богословы в течение восьмилетнего срока полномочий совета экспертов, скорее всего, утвердят его преемника. В настоящее время в Иране есть две крупные политические силы – реформаторы и фундаменталисты. Умеренный Хасан Роухани победил на президентских выборах в 2013 г., и его главным достижением стало снятие большей части санкций с Тегерана в январе этого года, что усилило позиции реформаторов. «Одна из уловок нашего врага заключается в том, чтобы убедить нас в ложном противостоянии про- и антиправительственных сил в парламенте. Иранцам же нужен сильный и преданный парламент, который США запугать не смогут», – передает слова верховного лидера Хаменеи накануне выборов иранское агентство IRNA.

Кто куда

290 депутатов будут избраны в парламент (зарегистрировано 6000 кандидатов), а места в совете экспертов получат 88 богословов (одобрен 161 кандидат)

Кандидаты в оба органа уже прошли через сито исламского наблюдательного совета, который отсеял большую часть потенциальных реформаторов, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин: «Совет использует много скользких критериев, например соответствие кандидата нормам ислама. Он отказал половине кандидатов, в основном именно реформаторам. Хаменеи помнит уроки массовых протестов 2009 г. и старается такого сценария не допустить еще до выборов». За реформаторов выступают преимущественно более образованные жители крупных городов, а за фундаменталистов – сельское население, которое в промышленном Иране не составляет большинства, напоминает Сажин. Именно образованные иранцы на выборы ходят редко, но, если явка будет более 70%, у реформаторов хорошие шансы получить большинство в обоих органах, считает эксперт.

Усиление реформаторов и лично Роухани после снятия санкций вызывает настороженность Хаменеи, считает Сажин: «Прежний президент Ахмадинеджад своей жесткой риторикой завел страну в тупик, Хаменеи одобрил кандидатуру Роухани – человека либерального, получившего западное образование, понимая, что именно он сможет вывести страну из изоляции. Снятие санкций весь Иран, даже фундаменталисты, встретил аплодисментами, однако сейчас главный вопрос – как именно президент использует новые возможности. Хаменеи считает, что такое нарушение баланса сил в Иране не позволит ему управлять, как раньше, и всячески усиливает консерваторов». Никакой конфронтации в Иране нет, а Роухани является лишь условным реформатором, не соглашается консультант Центра Карнеги Николай Кожанов: «Чудес от выборов ждать не приходится, ведь реформаторы за последние 5–7 лет последовательно были вычищены с политической арены страны, а Роухани – это засланный казачок Хаменеи, отдушина, которую иранцы получили на выборах для того, чтобы не повторить протесты 2009 г. Сам Хаменеи готов приоткрыть миру Иран экономически, но не политически или культурно».