Вопрос о передаче Надежды Савченко Украине остается открытым

Киев готов на обмен, но для этого он должен признать приговор российского суда
Надежда Савченко приговорена к 22 годам лишения свободы /Ivan Sekretarev

Донецкий горсуд Ростовской области во вторник приговорил бывшую украинскую военнослужащую Надежду Савченко к 22 годам лишения свободы и штрафу в 30 000 руб., признав ее виновной в пособничестве убийству журналистов ВГТРК и незаконном пересечении границы. К версии защиты о невиновности Савченко суд отнесся критически, признав представленные доказательства недостаточными и противоречивыми, а доказательства обвинения – исчерпывающими. Преследование по эпизоду, связанному с покушением на жизнь шести мирных жителей Луганской области, прекращено из-за его неподсудности российскому суду (этого требовала прокуратура), но на сроке наказания это не отразилось – он близок к максимально возможному (25 лет). «Это их счастье, что я не подаю апелляцию, там ляп на ляпе», – заявила Савченко, комментируя приговор.

Президент Украины Петр Порошенко напомнил Владимиру Путину о его обещании передать Савченко Украине после вынесения приговора, заявив о готовности в ответ передать России двух российских военнослужащих. Но Украина «никогда не признает ни этого судилища, ни их так называемого приговора», говорится в заявлении Порошенко, опубликованном на его официальном сайте.

Врагам – закон

Решение о возможном обмене Надежды Савченко будет принимать президент РФ в соответствии с «национальным законодательством», сообщил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Адвокат Савченко Марк Фейгин говорит, что после вступления приговора в силу защита готова инициировать процесс передачи ее на Украину для дальнейшего отбывания наказания в соответствии с Конвенцией о передаче осужденных лиц 1983 г. Как ранее разъяснил «Ведомостям» Минюст России, обязательным условием передачи является признание обвинительного приговора. В передаче может быть отказано и в случае признания приговора, но без установления порядка и условий отбывания осужденным наказания.

Для таких случаев законодательство предусматривает процедуру конвертации национальным судом вынесенного в другом государстве приговора, который определяет порядок и условия отбывания наказания, поясняет профессор МГИМО Александр Волеводз, но такое решение выносится уже после передачи. Гарантией того, что процедура будет соблюдена, может служить исключительно международная договоренность и прописанные в национальном законодательстве процедуры. Но уже после конвертации приговора может произойти что угодно, предупреждает эксперт, наиболее вероятной ему представляется амнистия, под которую попадет Савченко. Впрочем, международное сотрудничество в уголовном процессе строится на основе взаимности, которой пока в «политических» делах не наблюдается, напоминает Волеводз. В случае с Савченко у России есть основания для торга, уверен он: согласно минским договоренностям, Украина обязалась амнистировать всех участников событий в Донбассе, т. е. россиян, упомянутых Порошенко, и так должны освободить. В то же время Россия не является стороной минских соглашений и не имеет каких-либо обязательств в отношении Савченко, подчеркивает эксперт. А передача осужденного – это право, а не обязанность государства.

Две недели назад минюст Украины сообщил, что направил запрос о передаче на Украину режиссера Олега Сенцова и еще троих осужденных по делу так называемых крымских террористов. Адвокат Сенцова Дмитрий Динзе говорит, что не имеет представления о содержании документа и знает о нем только из СМИ. По данным адвоката, его подзащитный (сейчас его этапируют в колонию) такой запрос не инициировал и его согласия никто не спрашивал.