Политика
Бесплатный
Нина Ильина
Статья опубликована в № 4051 от 08.04.2016 под заголовком: Победа несогласных

Референдум в Голландии не повлияет на соглашение об ассоциации ЕС с Украиной

Но итоги голосования нанесли политический удар по Петру Порошенко

Более 60% голландцев высказались против ратификации соглашения об ассоциации ЕС с Украиной на рекомендательном референдуме в среду, явка составила 32,2%, едва преодолев необходимый 30%-ный барьер. Из 28 членов ЕС ратификацию не подтвердила только Голландия. «Этот результат стал началом конца ЕС», – заявил глава голландской популистской Партии свободы Герт Вилдерс. Премьер-министр Голландии Марк Рютте признал, что дальнейшая ратификация не обойдется без дискуссии. Критически восприняли результаты европейские СМИ. «Единство больше не является предпосылкой существования ЕС. Кризис с беженцами бросил тень на то, что Европа может работать на базе компромисса, голландцы же показали, что он больше никого не устраивает», – комментирует немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Референдум показал настроения значительной части голландцев, считает профессор Лейденского университета Андре Герритс: «Я бы не сказал, что явка была низкой: более трети голландцев пошли на референдум, это примерно вдвое ниже, чем на парламентских выборах, однако показывает, что многие обеспокоены процессом интеграции ЕС. Ведь именно это и было истинной причиной референдума. При этом противники соглашения мобилизовались и на голосование пошли, а вот многие сторонники отсиделись дома». Амстердам с юридической точки зрения может теперь проигнорировать соглашение с Украиной, но политически это будет сложно сделать, полагает профессор. Отказ от соглашения о евроассоциации приведет к усилению антиевропейских партий на парламентских выборах в 2017 г.

нет фото
Петр ПорошенкоПрезидент Украины
Истинная цель организаторов референдума – это не соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. Это атака на единство Европы, атака на распространение европейских ценностей.

Существенного урона результаты референдума соглашению об ассоциации ЕС с Украиной не нанесли, ведь политическая часть соглашения действует с 2014 г., а экономическая – зона свободной торговли – начала создаваться с 1 января 2016 г., объясняет президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко: «Соглашение – это площадка, которую наполнять должна именно Украина, ЕС за нас это делать не будет. Сейчас мяч на стороне Украины: уже действуют квоты по бессрочной поставке товаров, начинает работать процедура внедрения евростандартов и внесения законодательных актов в налоговую, социальную сферу и ряд других. Главная проблема – привести украинское законодательство в соответствие с директивами ЕС, работа это нудная, может растянуться на несколько лет и пока идет медленно». Нератификация со стороны Голландии означает, что соглашение будет работать, но в него не могут вноситься никакие изменения, добавляет экономист. Соглашение может быть пересмотрено лишь в очень усеченном виде, соглашается Герритс: «Правительство Рютте скорее всего объявит о пересмотре соглашения, но это не обязательно приведет к полному отказу от него. Амстердам заявит о своих оговорках Брюсселю, что может привести к незначительным изменениям в механизме соглашения, например к отказу от выполнения ряда статей, но полностью остановить его действие не сможет». Остальные 27 членов ЕС будут выполнять соглашение в прежнем режиме, добавляет голландский профессор.

Киев жестко отреагировал на результаты референдума, потому что они несут для него политические, а не экономические последствия, считает директор украинского Института глобальных стратегий Вадим Карасев. «Своим главным успехом Петр Порошенко представлял соглашение об ассоциации, курс на членство в ЕС и безвизовый режим, а теперь голландцы бросили на это пусть и символическую, но тень. В Киеве сейчас идет жесткая внутренняя борьба, и давать козыри своим оппонентам Порошенко не хочет». Президент объясняет такой результат не недостатком реформ, коррупцией или панамскими офшорами, а атакой на единство ЕС, пытаясь перебросить мяч с поля внутренней политики на внешнюю, говорит Карасев.