Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 4061 от 22.04.2016 под заголовком: Этический уровень коррупции

Кремль ударит по коррупции моралью и этикой

Работа над присягой для госслужащих столкнулась с теоретическими трудностями

Около 18 000 чиновников разного уровня привлечены в прошлом году к дисциплинарной ответственности за несоблюдение антикоррупционных ограничений и запретов. 800 должностных лиц были уволены, из них 460 – в связи с утратой доверия. Об этом сообщил начальник управления президента по вопросам противодействия коррупции Олег Плохой, выступая на Евразийском антикоррупционном форуме «Правопорядок и коррупция: современные вызовы», прошедшем в Москве под эгидой Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве (ИЗИСП).

Оценивая результаты проделанной работы, кремлевский чиновник заметил, что уровень коррупции по-прежнему оценивается как достаточно высокий, хотя есть «определенные робкие положительные результаты». Так, по данным опроса фонда «Общественное мнение», на 18% снизилось число респондентов, попадавших в ситуации, связанные с возможной дачей взятки. Еще год назад таких было 35%. Уровень в 18% – тоже не очень хорошо, но определенная положительная тенденция есть, считает Плохой. Снизился и уровень бытовой коррупции – на 29% за пять лет. Уменьшению масштабов коррупции способствовало внедрение технических средств – так, установка камер на дорогах привела к снижению количества контактов водителей с сотрудниками ГАИ.

Сеть вместо рынка

Участники конференции отметили качественное изменение коррупции – от рыночной, т. е. основанной на взятках, к сетевой, основанной на связях. Коррупция постепенно приобретает закрытый, «сословный» характер.

Основными направлениями антикоррупционной работы на ближайшую перспективу станет, по словам Плохого, предотвращение конфликта интересов (госслужащих проинформировали о необходимости сообщать о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, первые такие уведомления уже начали поступать) и необходимость довести «антикоррупционный импульс» до регионов. Их главам поручено лично контролировать эту работу, в том числе обеспечить мониторинг коррупции.

Институт контроля за расходами, признался Плохой, действует пока не так эффективно, как хотелось бы. Но в 2015 г. прокуратура добилась взыскания в доход государства имущества более чем на 100 млн руб., законность происхождения которого чиновники не смогли доказать, и «настроена очень решительно». В Кремле рассчитывают, что работа в этом направлении будет совершенствоваться.

На региональном уровне, рассказал заместитель Плохого Владимир Михайлов, реализация антикоррупционных инициатив то и дело сталкивается с непредвиденными трудностями. Например, не очень понятно, что делать, если чиновник, в отношении которого начали проверку соответствия расходов доходам, тут же взял и ушел в отставку. Или вот решили, что муниципальные депутаты должны подавать декларации о доходах, но куда – не ясно, недоумевает чиновник. На федеральном уровне все понятно: есть парламентские комиссии, а как создать такие комиссии в муниципалитетах, где всего 10 человек? Появилась идея: декларации о доходах должны принимать региональные структуры, но она встречает возражения – это будет вмешательством в дела местного самоуправления. Но это неверно, убежден Михайлов, борьба с преступностью не нарушает независимость местного самоуправления, и контроля за доходами муниципалов тоже не будет – речь в обоих случаях об угрозе национальной безопасности. Однако внедрение антикоррупционных механизмов в виде чисто юридических конструкций неэффективно, убежден чиновник: правовые нормы должны работать в непрерывной связи с моралью и этикой. Впрочем, признался Михайлов, исполнение поручения президента о введении присяги для госслужащих тоже дается непросто: спор вызвал вопрос о том, следует ли вводить юридическую ответственность за нарушение присяги.

Этот вопрос очень сложный, потому что тогда этические нормы становятся частью должностной инструкции или административного регламента, говорит директор ИЗИСП Талия Хабриева. По ее мнению, укрепление нравственных основ правопорядка должно происходить в том числе за счет усиления роли гражданского общества в профилактике коррупции. Возможно, следует подумать об изменениях в закон об общественных объединениях, которые позволили бы им получать реальный доступ к информации – например, о госзакупках и других действиях чиновников, которые находятся в зоне риска. «Точной юридической формулы не предложу, но саму идею экспертное сообщество поддерживает», – призналась Хабриева.