Страсбургский суд снова изучит «болотное дело»

ЕСПЧ коммуницировал жалобу Леонида Развозжаева на приговор суда и действия правоохранителей
Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Леонида Развозжаева на приговор по «болотному делу» / Валерий Шарифулин / ТАСС

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) придал приоритет жалобе Леонида Развозжаева на приговор по «болотному делу» и некоторые действия правоохранителей. ЕСПЧ коммуницировал жалобу и поставил перед правительством России вопросы, на которые необходимо дать ответ до 26 июня 2016 г. Ранее ЕСПЧ придал приоритет аналогичной жалобе Сергея Удальцова, по которой Россия должна дать ответы до 4 мая.

Суд, в частности, интересует, было ли использование против Развозжаева показаний Константина Лебедева (см. врез) совместимо со ст. 6 Конвенции по правам человека о праве на справедливое судебное разбирательство и была ли процедура, в которой эти доказательства признали допустимыми, совместима с принципами состязательности и равенства сторон. Также ЕСПЧ поинтересовался, не была ли нарушена статья Конвенции о праве на уважение частной и семейной жизни тем, что Развозжаеву запретили посетить больную мать и присутствовать на ее похоронах, а также поместили его в удаленное исправительное учреждение (в последнем вопросе суд ссылается на дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева против России). Кроме того, суд спрашивает, не были ли арест Развозжаева и его осуждение вмешательством в свободу выражения мнений и свободу мирных собраний, мог ли заявитель защищаться с помощью выбранного им адвоката и была ли возможность допросить свидетелей. В жалобе адвоката Удальцова и Развозжаева Дмитрия Аграновского указано, что второй адвокат, Марк Фейгин, был переведен в статус свидетеля, в итоге суд отказался его допрашивать, сославшись на то, что тот был адвокатом.

Помощь следствию

Лебедев, обвинявшийся в организации беспорядков на Болотной площади, признал вину и заключил соглашение о сотрудничестве со следствием, дав показания против Удальцова и Развозжаева.

Аграновский напоминает, что в свое время они оспаривали сделку со следствием в Конституционном суде и в президиуме Верховного суда, но там ответили, что она не противоречит Конституции: «В России если человек своих сдает, то получает преференции и уже потом слушается дело в отношении тех, кого он оговорил. На Западе суд проверяет показания и если они подтвердились, то лишь потом лицо получает преференции. У Лебедева был вариант получить 10 лет или 2,5 года – с такой перспективой разве можно считать показания добровольными?»

В феврале ЕСПЧ по делу «Кировлеса» пришел к выводу, что выделение уголовного дела в отношении экс-директора «Кировлеса» Вячеслава Опалева, заключившего сделку со следствием, и его рассмотрение в порядке особого производства являлись «способом обойти важные процедурные гарантии»: фактически приговор по делу признавшегося в растрате Опалева имел преюдициальное значение, отмечалось в решении. Аграновский говорит, что, исходя из практики по делу «Кировлеса», авторы жалобы надеются, что решение будет аналогичным, но добавляет, что ЕСПЧ может принять решение и не в соответствии с вопросами: «Раньше, если устанавливали нарушение ст. 6, то приговор отменяли автоматически. Потом, когда дело дошло до дела [экс-сотрудника ЮКОСа Алексея] Пичугина, президиум Верховного суда не отменил приговор, сказав, что нарушения не влияли на существо дела. По Развозжаеву мы считаем, что нарушения влияют на существо дела».