Статья опубликована в № 4069 от 06.05.2016 под заголовком: О выборах не рассуждать

Право на честные выборы важнее свободы слова, считают российские власти

Москва ответила ЕСПЧ на вопросы по жалобе ассоциации наблюдателей «Голос»

Право на свободные выборы важнее права на свободу слова и оправдывает ограничения, которые накладываются на распространение информации в предвыборный период. Об этом говорится в ответах российских властей (есть у «Ведомостей») на вопросы Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по жалобе ассоциации «Голос» на ее судебное преследование в 2011 г.

В декабре 2011 г. «Голос» оштрафовали на 30 000 руб. за нарушение правил предвыборной агитации в ходе кампании по выборам в Госдуму. Претензии были связаны с проектом «Карта нарушений», где размещались сообщения избирателей о нарушениях на выборах. Прокуратура пришла к выводу, что в распространяемой информации преобладают сведения об одной политической партии («Единая Россия») в сочетании с негативными комментариями, и суды это решение подтвердили. Заявители утверждают, что было нарушено их право на защиту, так как обвинение было сформулировано в общих чертах, а время на ознакомление с делом сокращено. Также они жалуются, что было нарушено право на свободу выражения мнений, поскольку «Голос» не поддерживает ни одну из партий, а его целью было информировать избирателей и правоохранительные органы о нарушениях на выборах.

Звериная политика

Обосновывая свою позицию, Россия ссылается на британский прецедент, когда политической рекламой был признан ролик организации, защищающей животных, – и ЕСПЧ не усмотрел в этом нарушения.

Под запрет на распространение в «период тишины» (он наступает за пять дней до выборов) подпадают не только агитационные, но и информационные материалы, связанные с подготовкой и проведением выборов: социологические опросы, прогнозы результатов выборов и иные исследования, возражает «Голосу» уполномоченный России в ЕСПЧ Георгий Матюшкин. Такой запрет обеспечивает право на демократические выборы, объясняет он, давно известно, что публикация рейтингов и прогнозов может влиять на электоральное поведение избирателей. Законодатель не приводит исчерпывающий перечень запретных исследований, отмечает Матюшкин, но системный анализ положений федерального закона «позволяет прийти к выводу о том, что под «иными исследованиями» понимаются различные аналитические и статистические материалы, рассуждения и выводы в отношении проводимой избирательной кампании или референдума, которые могут оказать влияние на отношение неопределенного круга избирателей к соответствующему кандидату или избирательному объединению, в том числе опосредованное». Решение о том, что подпадает под запрет, в каждом конкретном случае принимается правоприменителем индивидуально. Российские власти также отвергают претензии к условиям судебного преследования: у заявителя была возможность тщательно разобраться в деталях дела при его рассмотрении в апелляционной и кассационной инстанциях, а до Конституционного суда он вообще не дошел, т. е. даже не исчерпал все средства защиты на национальном уровне, подчеркивается в меморандуме.

Согласно позиции самого ЕСПЧ, обращение в Конституционный суд является эффективным средством правовой защиты, если предполагаемое нарушение связано с законодательной нормой, а не с ошибочным ее толкованием судебными или административными органами, возражает представляющий «Голос» адвокат международной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев. Но заявитель не ставит под сомнение ограничения, которые подразумевает «период тишины», подчеркивает он, речь о том, что опубликованная на сайте информация под них не подпадала. Фактически речь идет о попытке узаконить запрет распространять информацию о нарушениях на выборах, уверен Ахметгалиев.