Статья опубликована в № 4077 от 19.05.2016 под заголовком: Право без доверия

Россия выполнит решения иностранных судов, если они «не подрывают устои»

На юридическом форуме в Петербурге обсуждают вопросы доверия к праву

Шестой международный юридический форум в Санкт-Петербурге проходит под лозунгом «Доверие к праву – путь разрешения глобальных кризисов». Искать этот путь приходится в сложной обстановке, дал понять премьер Дмитрий Медведев, открывая в среду пленарное заседание форума: растет роль односторонних ограничений, «которые применяются некоторыми государствами в политических целях». Эти действия стали способом произвольного вмешательства в дела других государств, есть даже попытки придать таким санкциям экстерриториальный характер, возмущался Медведев. И такому давлению российские компании и граждане подвергаются почти два года, напомнил премьер: «О каком доверии к праву вообще здесь может идти речь?»

Доверие к праву, считает Медведев, подрывают и попытки манипулирования институтом арбитража – именно это происходит, когда заявители предъявляют в международном арбитраже имущественные требования к собственному государству, используя при этом «корпоративную вуаль» иностранного юридического лица (такое обвинение Россия выдвигала в адрес бывших акционеров ЮКОСа, отсудивших в Гааге компенсацию в $50 млрд). «Когда инвестор приходит работать в чужую для него юрисдикцию, он вправе рассчитывать на особую защиту, но такая защита не должна подрывать конституционные устои национального государства, иначе нивелируется доверие обеих сторон к его решениям», – заявил премьер. Тем не менее российская правовая система остается открытой для признания и приведения в исполнение легитимных решений иностранных арбитражных судов, заверил Медведев, по крайней мере, если они соответствуют Нью-Йоркской конвенции и не противоречат национальному публичному порядку. Премьер напомнил, что недавно в российском законодательстве была расширена компетенция международного коммерческого арбитража, в том числе за счет споров, возникающих в связи с иностранными инвестициями на территории России или российскими инвестициями за границей.

Россия в ответе

В решении по делу «Илашку и другие против Молдавии и Российской Федерации» в 2004 г. ЕСПЧ пришел к выводу, что Приднестровская Молдавская республика (ПМР) продолжает существовать и противостоит международным усилиям по урегулированию конфликта и установлению демократии и верховенства права только благодаря российской поддержке. Следовательно, Россия несет ответственность за совершенные на территории ПМР преступления, считает ЕСПЧ.

Тем временем за рубежом Россия продолжает отбиваться от судебных атак со стороны бывших акционеров ЮКОСа. По оценке министра юстиции Александра Коновалова, эти разбирательства займут около двух лет. «Я думаю, что даже в тех странах, которые пытались запустить процесс признания решения Гаагского арбитража, таких как Соединенное Королевство и США, эти процессы будут приостановлены как минимум до вынесения окончательного решения сначала апелляционным судом, а потом Верховным судом Нидерландов», – сказал он журналистам. Во Франции и Бельгии, где признание решений уже состоялось, Россия продолжает вести «позиционную борьбу»: суды назначены на лето и осень этого года, знает Коновалов.

Остаются некоторые трения и в отношениях с ЕСПЧ: по словам Коновалова, «в целом признавая авторитет суда и соглашаясь с большинством его постановлений», Россия может поставить перед Конституционным судом вопросы об исполнении решений ЕСПЧ, принятых в рамках так называемой концепции эффективного контроля, отработанной на приднестровских делах (см. врез). «Позиция суда достаточно абсурдная: Россия, которая не имеет никакого отношения к процессам, происходящим на этих территориях, и, соответственно, не может их корректировать, тем не менее объявляется виноватой во всем, от нарушения прав на получение образования до ответственности за низкое качество продуктов», – недоумевает министр. При этом сама практика обращения в Конституционный суд по вопросам о невозможности выполнения в России решений ЕСПЧ будет «строго ограниченной, строго эксклюзивной», но, возможно, такие обращения будут, пообещал Коновалов.

Замдиректора Росфиннадзора Павел Ливадный считает, что основные риски несут не столько санкции (это, в конце концов, дело временное, объяснял он в среду участникам круглого стола, посвященного вопросам финансовой безопасности), сколько «правовая экспансия, использование юрисдикции вне принципа территориальности». «Этим грешат англосаксонские правопорядки, причем в основном занимаются этим суды одной отдельно взятой страны», – прозрачно намекнул чиновник, предложив давать отпор такой экспансии, развивая экстерриториальность собственных площадок. «Найдутся желающие судиться и в наших судах», – уверен Ливадный.

Идея не нова, замечает Вадим Зарипов из «Пепеляев груп»: в Великобритании судебные услуги давно превратились в экспортный товар, напоминает он. Но насколько она реализуема в России в нынешней напряженной международной обстановке – большой вопрос. К тому же остается открытым и вопрос качества правосудия, отмечает эксперт.