Статья опубликована в № 4084 от 30.05.2016 под заголовком: Сделка под судом

Конституционный суд проверяет механизм сделки со следствием

На нем основаны приговоры по множеству резонансных дел

Нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющие использовать данные участниками сделки со следствием показания в качестве свидетельских, будут оспорены в Конституционном суде. Об этом сообщается на сайте суда. Поводом для рассмотрения дела стала жалоба жителя Вологды Дмитрия Усенко, осужденного в 2014 г. за сбыт наркотиков в составе организованной преступной группы. Как следует из жалобы, на суде были оглашены и использованы в качестве доказательств показания его подельников, заключивших сделку со следствием. Эти показания были даны в ходе предварительного следствия, когда оба свидетеля допрашивались в качестве обвиняемых и подозреваемых. На суде они подтвердили свои показания. По мнению заявителя, такая практика нарушает конституционный запрет на использование доказательств, полученных незаконным путем: выступившие в качестве свидетелей лица не предупреждались об ответственности за дачу ложных показаний или за отказ от дачи показаний и допрашивались без защитника.

Апелляционная инстанция не увидела в этом нарушений, указав, что показания свидетелей неразрывно связаны с обвинением в адрес самого Усенко. Но он считает, что отсутствие в УПК норм, уточняющих статус заключившего сделку со следствием по отношению к другим участникам процесса, приводит к нарушению процедуры допроса свидетелей на судебном заседании.

В Конституционный суд уже не первый раз жалуются на сделку со следствием. Так, в прошлом году осужденный за организацию массовых беспорядков Леонид Развозжаев добивался признания неконституционным действующего механизма сделки с правосудием. Он оспорил этот порядок в части, которая позволяет выносить приговор в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, прежде, чем будут осуждены другие фигуранты дела. Такой порядок, доказывал Развозжаев, позволяет обвинению использовать показания лиц, заинтересованных в исходе дела. Но Конституционный суд разъяснил ему, что полученные с помощью сделки показания не имеют заранее установленной силы и подлежат обязательной проверке в ходе судебного заседания, а следовательно, права Развозжаева не нарушены.

Важный инструмент

В 2015 г. суды рассмотрели 4543 дела, по которым были заключены досудебные соглашения о сотрудничестве. Следствие опиралось на них в таких резонансных делах, как дело «Оборонсервиса», дело об убийстве Анны Политковской и т. д.

Адвокат Развозжаева Дмитрий Аграновский говорит, что заявитель ставит перед Конституционным судом практически те же самые вопросы, что и его бывший клиент. «Очень часто бывает, что жалобы по громким делам [в Конституционном суде] не принимают, опасаясь впечатления, что суд поддался на давление», – объясняет он. Тем не менее от судьбы не уйти – механизм сделки с правосудием Конституционному суду придется проверять и там это понимают, уверен адвокат. Он напоминает, что серьезные претензии к механизму такой сделки появились у Европейского суда по правам человека (в феврале этого года суд в Страсбурге пришел к выводу, что выделение уголовного дела в отношении экс-директора «Кировлеса» Вячеслава Опалева, заключившего сделку со следствием, и его рассмотрение в порядке особого производства являлись «способом обойти важные процедурные гарантии». – Ведомости»). Кроме того, суд в Страсбурге коммуницировал жалобы Развозжаева и другого осужденного по этому делу – Сергея Удальцова, в которых они также ставят вопрос об использовании показаний, полученных подобным путем, напоминает Аграновский.

Вопрос проверки механизма сделок со следствием давно назрел, соглашается адвокат Владимир Жеребенков: «Как правило, заключивший такую сделку говорит в показаниях не о том, как было, а то, что нужно следователю. Боюсь, что минимум в половине случаев таким показаниям доверять нельзя». Жеребенков напоминает, что о необходимости запретить судить участников такой сделки до завершения основного процесса говорят давно. Тем не менее порочная практика приобрела угрожающие масштабы, ведь следователям так намного проще работать. Нередко бывает так, что организатор преступления, как самый сообразительный, всех и сдает. «Тут, как говорится, кто первым встал – того и тапки», – заключает адвокат.