Политика
Бесплатный
Петр Козлов

Лавров против независимости ДНР и ЛНР

Москве достаточно того, что регион на правах автономии сможет влиять на политику Киева

Признание Россией независимости самопровозглашенных Донецкой (ДНР) и Луганской народных республик (ЛНР), основываясь на прошедших там в мае 2014 г. референдумах, будет контрпродуктивным шагом - это позволит Западу отказаться от давления на руководство Украины, заявил радиостанции «Комсомольская правда» министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Понимаете, можно хлопать дверью, можно брать пример с тех, кто за неумением пользоваться дипломатическими, политическими инструментами начинает сразу грозить, что мы признаем, санкции введем и т. д. Я убежден, что это будет контрпродуктивно, это как минимум даст повод тому же Западу отойти от нынешней даже очень такой нежной позиции давления на Киев», - сказал Лавров.

Объясняя отличие в подходах к референдумам в Крыму (март 2014 г.) и ДНР и ЛНР, глава российского МИДа отметил, что условия, в которых они проходили, были примерно схожими, но уже после голосования самопровозглашенные республики не отказались от диалога с Киевом, хотя и заявили о независимости. В конечном итоге этот шаг сделал возможным заключение минских соглашений в феврале 2015 г., отметил Лавров. Документ представляет собой поэтапный план, итогом выполнения которого предполагается вхождение ДНР и ЛНР в правовое поле Украины на условиях широкой автономии.

Сейчас Запад непублично «жестко требует» от руководства Украины выполнения условий минских договоренностей, но если у России «лопнет терпение», то это воздействие на Киев прекратится, отметил министр.

Никто в России и не собирался ни присоединять их к себе, ни признавать их независимость, это официально заявлено Москвой самим фактом подписания минских соглашений, где говорится о том, что это часть Украины, но в автономном качестве, считает эксперт Московского центра Карнеги Александр Баунов. Цель российской внешней политики - создать автономный Донбасс внутри Украины, фактически российский и международный протекторат на Украине, который сможет влиять на решения, которые принимает руководство Украины.