Статья опубликована в № 4101 от 23.06.2016 под заголовком: Министр остался ученым

Министр связи отделался техническими замечаниями

Диссертационный совет посчитал оправданными заимствования в диссертации Николая Никифорова

Диссертационный совет Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте (РАНХиГС) не лишил ученой степени кандидата экономических наук министра связи Николая Никифорова. Это первый случай, когда рассматривалась работа действующего министра. Он защитил диссертацию «Инновационная модель управления информационными потоками в сфере оказания электронных услуг: на примере Республики Татарстан» на базе Казанского НИТУ в 2011 г. (сейчас этот диссовет не действует). Сообщество «Диссернет», направившее заявление о лишении степени, указало, что в диссертации есть 50 страниц (31%) некорректных заимствований из диссертаций Александра Юртаева и Александра Сосновского. Так, девять страниц почти дословно воспроизводят текст из диссертации Сосновского, защищенной на восемь месяцев раньше, только у него речь идет о здравоохранении и медицине, а у Никифорова эти слова заменены на госуправление и госуслуги, при этом ссылки на работу Сосновского нет. Кроме того, «Диссернет» считает, что в качестве своих умозаключений Никифоров представляет умозаключения своего научного руководителя Юртаева.

Диссертационный совет создал комиссию, которая в своем заключении (есть у «Ведомостей») пришла к выводу, что в работе Никифорова есть заимствования, но их нельзя назвать некорректными. Никифоров и Сосновский, по мнению комиссии, использовали одни источники, но только Никифоров делал ссылки на первоисточники. Совпадение с текстами Юртаева связано с программой «Электронный Татарстан», в разработке которой оба участвовали. Дословные же совпадения обусловлены использованием общепринятых словосочетаний.

Вопрос о СМИ

Во вторник РАНХиГС отказала в аккредитации нескольким журналистам и сообщила, что не будет проводить трансляцию заседания диссовета. Однако в среду журналистов все-таки впустили и организовали видеотрансляцию.

Глава комиссии профессор Олег Мельников сказал, что пересечения с другими работами связаны с техническими неточностями. Еще один член комиссии – Дмитрий Новиков добавил, что любому исследованию присущи научная преемственность и новизна, преемственность же может осуществляться в разных формах. Присутствие в диссертации буквального или иносказательного пересказа чужих текстов ничего не говорит об ущербности, считает он, зато эта работа обобщает результаты внедренной в одном регионе программы. Сергей Киселев, председатель диссовета, где защищался Никифоров, заявил, что научная добросовестность проявляется в результативности, связанной с внедрением работы в жизнь. Председатель диссовета в РАНХиГС Олег Проценко подсчитал, что недобросовестность в цитировании есть только на 8–10 страницах.

Член диссовета Леонид Евенко напомнил, что в США лишают степени за малейшие некорректные заимствования и Никифоров должен был предъявить к себе большие требования, чтобы не повторять текст других исследователей: «Есть вина и диссовета, и оппонентов, которым надо взыскательнее относиться к работе, чтобы не подставлять диссертанта». Однако, по его словам, Никифоров – квалифицированный человек и результаты внедрения его исследования перевешивают небрежность при написании текста. Мельникова же в итоге больше обеспокоила не научная преемственность, а защита интеллектуальной собственности: «Когда мы сдаем работу в Ленинскую библиотеку, мы не защищены. Люди начинают ее крутить со всех сторон, это значит, что они идут не только против диссертантов, но и против диссовета и против страны в конечном итоге».