Политика
Бесплатный
Михаил Оверченко

Статус английского языка в институтах ЕС снизится

В руководстве Еврокомиссии уже начали отдавать предпочтение немецкому и французскому

Выход Великобритании из Европейского союза приведет к снижению статуса английского языка в работе институтов ЕС, а французский и немецкий получат большее распространение, пишет The Wall Street Journal. По словам двух европейских чиновников, в Еврокомиссии уже приняли символическое решение использовать прежде всего эти два языка в заявлениях для прессы и официальных выступлениях.

В ЕС 24 официальных языка, но в Еврокомиссии в качестве рабочих используются только английский, немецкий и французский. Английский останется одним из официальных языков в ЕС, в частности потому, что на нем говорят в Ирландии и на Мальте, отмечает WSJ. Кроме того, он используется в качестве рабочего в Европейском центральном банке и как основной – многими работающими в Брюсселе и Страсбурге специалистами, для которых он не является родным, – чиновниками, юристами, лоббистами, журналистами.

Почему вы еще здесь?

Челны Европарламента от британской Партии независимости (UKIP) стали аплодировать после того, как Жан-Клод Юнкер заявил: "Мы должны уважать британскую демократию и способ, которым она была выражена". Юнкер прервал свое выступление и, обратившись к ним, сказал: "Вы последний раз аплодируете здесь... и я в некоторой степени даже удивлен, что вы здесь присутствуете. Вы боретесь за выход [из ЕС]. Британский народ проголосовал за выход. Так почему вы здесь?".

Однако председатель ЕК Жан-Клод Юнкер во вторник обратилсяся к Европарламенту только на французском и немецком, тогда как раньше он выступал на трех языках. В пятницу и в выходные Юнкер уже давал интервью только немецким СМИ – как сказали WSJ два европейских чиновника, это было его сознательным решением. На ежедневном пресс-брифинге в понедельник главный пресс-секретарь ЕК Маргаритис Шинас обратился к журналистам только по-французски, тогда как обычно начинал свои выступления на английском и французском языках. Правда, на вопросы он отвечал в том числе по-английски.

Более активное использование французского и немецкого создаст проблемы для журналистов-международников в Брюсселе, сказал WSJ Пабло Родригес, корреспондент испанской El Mundo. Им нужно объяснять своим читателям нюансы европейской политики, а теперь, по мнению Родригеса, «у 80% работающих здесь журналистов возникнут серьезные проблемы с тем, чтобы понять все детали».

А член Европарламента от Швеции Сесилия Викстрём считает, что с уходом британцев английский будет иностранным языком для подавляющего большинства говорящих на нем людей в структурах ЕС, что сделает общение более равноправным. До сих пор у британцев, по ее мнению, было языковое преимущество. Теперь же английский язык будет государственным и родным лишь для 5 млн ирландцев и мальтийцев, т. е. для 1% населения стран ЕС, которое составляет около 500 млн человек.

Французские политики и чиновники уже ухватились за открывающуюся возможность придать своему языку статус главного официального в ЕС. «Английский больше не может быть третьим рабочим языком Европейского парламента», – написал в твиттере Жан-Люк Меленшон, член Европарламента, намеревающийся баллотироваться в президенты Франции. «Английский язык потерял легитимность в Брюсселе», – цитирует Financial Times Робера Менара, мэра города Безье на юге Франции.

Французам никогда не нравилось, что язык страны, вступившей в ЕС лишь в 1973 г., стал основным в структурах союза. Использование английского сильно расширилось после вступления в ЕС 10 стран в 2004 г. Это были государства Восточной Европы, а также Мальта и Кипр, и представители всех этих стран предпочитали говорить скорее на английском, чем на французском или немецком.

Среди граждан стран ЕС, включая Великобританию, более 51% говорят на английском как на первом или втором языке, тогда как на немецком – 32%, а на французском – 26%, отмечает FT.