Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 4123 от 25.07.2016 под заголовком: Не совсем свидетель

Участнику сделки со следствием нельзя верить на слово, напомнил КС

Его показания против подельников подлежат проверке «по всем правилам закона»

Заключивший сделку со следствием преступник, дающий показания против своих подельников, не является свидетелем в полном смысле этого слова и обладает особым процессуальным статусом. Об этом говорится в опубликованном в конце прошлой недели постановлении Конституционного суда о проверке норм Уголовно-процессуального кодекса, которые позволяют участникам сделки со следствием свидетельствовать против других участников преступления. Такого участника процесса не нужно предупреждать об ответственности за дачу ложных показаний, поскольку ему грозит ответственность за нарушение условий сделки: досудебное соглашение о сотрудничестве может быть расторгнуто, а уже вынесенный приговор пересмотрен в худшую сторону. Предупреждать о последствиях обвиняемого должен прокурор еще при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. При этом заведомо ложные обвинительные показания должны рассматриваться как нарушение не менее серьезное, нежели попытка выгородить бывших сообщников, подчеркивается в постановлении Конституционного суда.

Поводом для рассмотрения этого дела стала жалоба жителя Вологды Дмитрия Усенко, осужденного в 2014 г. за сбыт наркотиков в составе организованной преступной группы. Как следует из жалобы, на суде были оглашены и использованы в качестве доказательств показания подельников Усенко, заключивших сделку со следствием. Эти показания были даны в ходе предварительного следствия, когда оба свидетеля допрашивались в качестве обвиняемых и подозреваемых. На суде они подтвердили свои показания. По мнению заявителя, такая практика нарушает конституционный запрет на использование доказательств, полученных незаконным путем: выступившие в качестве свидетелей лица не предупреждались об ответственности за дачу ложных показаний или за отказ от дачи показаний и допрашивались без защитника.

Аксессуары для агитации

Участники массовых акций имеют право заклеивать рот скотчем, делать на лице рисунки и клеить на них стикеры с агитацией. А вот использование масок, балаклав или других предметов, скрывающих лица, нарушает закон, разъяснил Конституционный суд в ответе на жалобу самарских студентов.

Конституционный суд не увидел в нормах, регламентирующих «сделку со следствием», противоречий Основному закону страны. «Дозволение обвиняемому добиться уменьшения объема обвинения или размера наказания в случае признания своей вины <...> либо в обмен на плодотворное сотрудничество с органом следствия является общей чертой европейских систем уголовной юстиции», – отмечается в постановлении суда. В пример судьи приводят решения Европейского суда по правам человека, в том числе по делу «Навальный против России» (дело «Кировлеса»). Показания лица, заключившего сделку со следствием, не имеют заранее установленной силы и подлежат проверке по всем правилам уголовно-процессуального закона, разъясняет Конституционный суд. Они не освобождают органы обвинения от обязанности доказывания виновности и иными средствами, а следовательно, не опровергают презумпцию невиновности обвиняемого по основному делу. Процедура допроса таких лиц должна обеспечивать право обвиняемого по основному делу на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него, настаивает суд. В постановлении отмечается, что законодателю следует уточнить порядок участия тех, кто заключил «сделку с правосудием», в процессах по делам их предполагаемых сообщников.

«По-моему, они просто запутались, пытаясь защитить существующий порядок», – комментирует рекомендации Конституционного суда адвокат Дмитрий Аграновский. Он напоминает, что основная проблема заключается не в инструменте «сделки с правосудием», а в его национальной интерпретации, когда приговор участнику сделки выносится еще до того, как суд проверит его показания. В реальности суды ничего не пытаются проверить, замечает адвокат, – даже если участник сделки полностью меняет на суде показания, тот обычно просто все сказанное «оценивает критически» и использует показания, полученные на допросе. Именно это случилось на суде по делу его подзащитного, оппозиционера Сергея Удальцова, напоминает Аграновский: хотя главный свидетель обвинения на суде практически полностью отказался от своих показаний, этот факт просто проигнорировали, напоминает он, и уж, конечно, никто не стал пересматривать досудебное соглашение о сотрудничестве. Определяя порядок сделки со следствием, законодатель должен закладывать поправку на обвинительный уклон российских судов, считает адвокат.

Читать ещё
Preloader more