Статья опубликована в № 4126 от 28.07.2016 под заголовком: Неизвестный закон

Большинство из тех, кто слышал о законе Яровой, выступает за его отмену

Когда закон заработает, количество недовольных резко возрастет, считает эксперт

Большинство россиян (62%) ничего не знают о пакете Яровой, но среди тех 38%, кто хоть что-нибудь о нем слышал, за его отмену выступает 41% против 33% поддерживающих его принятие. Таковы результаты опроса «Левада-центра» об отношении к пакету антитеррористических законов, внесенных депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. При этом 40% опрошенных считают, что под видом борьбы с экстремизмом в России «в ближайшее время будет запрещена любая критика власти» (не согласны с этим 39%), хотя 10 лет назад этого опасались 48% респондентов. Заметно снизилось с 2006 г. и количество тех, кто полагает, что под предлогом борьбы с экстремизмом власти постараются отстранить оппозиционеров от участия в выборах (см. график).

Среди тех, кто слышал о законе Яровой, большинство воспринимает его не как инструмент для борьбы с терроризмом, а как средство борьбы с инакомыслием и ограничением гражданских свобод, поясняет замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «Хотя думаю, что среди тех, кто законом не заинтересовался, озабоченных ограничением свобод существенно меньше». Но многие затруднились ответить, что говорит о небольшом интересе к закону: он интересен все-таки тем, кто видит в нем угрозы, считает социолог. При этом большинство людей доверяют власти и делегируют ей решение всех вопросов, связанных с внутренним порядком и внешней политикой, добавляет Гражданкин: «После украинского майдана произошла переоценка критики и протестных акций. И хотя сейчас ситуация нормализуется, люди по-прежнему смотрят на это с опаской и считают возможным для борьбы с экстремизмом принимать запретительные законы».

Бесперспективность пакета Яровой понимает прежде всего профессиональное сообщество, рядовых потребителей он пока почти не касается, но реакция может кардинально измениться, когда люди почувствуют закон на себе, считает интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев: «Сейчас те, кто против, – это продвинутые пользователи интернета, которые просто осознают его последствия». То, что 41% россиян опасается запрета критики под видом борьбы с экстремизмом, это скорее положительный результат, поскольку о случаях неправомерного антиэкстремизма нельзя узнать из телевизора, говорит директор центра «Сова» Александр Верховский: «Видимо, сохраняется здоровое недоверие, ведь вряд ли кто-то сможет вспомнить хотя бы один подобный случай». Удивительно и то, что большинство слышавших о законе относится к нему негативно, полагает эксперт: «По телевидению об этом не говорили, видимо, узнали из газет, где писали, что будет нарушена приватность телефонных разговоров и вырастут цены за услуги».