Статья опубликована в № 4127 от 29.07.2016 под заголовком: Новая волна

За летней кадровой перетряской может последовать осенняя

Следующей волны отставок и назначений чиновники и эксперты ожидают после думских выборов

Указы президента об отставках и назначениях начали появляться на официальном сайте Кремля в четверг сразу после полудня. С разницей в 5–10 минут были поочередно опубликованы 15 указов, в результате которых в России поменялись три полпреда президента в федеральных округах, четыре губернатора и один руководитель Федеральной таможенной службы (ФТС), а у национальной гвардии появился второй первый замруководителя. Кроме того, Путин уволил по собственному желанию посла в Киеве Михаила Зурабова и ликвидировал Крымский федеральный округ, влив его в состав Южного округа. Как пояснил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, в последнем случае «речь идет о повышении эффективности этого звена управления», поскольку в двух округах «точки роста схожие и общий набор задач тот же».

Кто вместо кого

Две серии перестановок произошли по принципу домино (см. график): толчок первой из них дало увольнение руководителя ФТС Андрея Бельянинова (подробнее см. стр. 01), а причиной второй стал отъезд из Крыма губернатора Севастополя Сергея Меняйло и полпреда президента Олега Белавенцева. Еще две связки «отставка – назначение» коснулись регионов, где давно ждали смены руководства: кировский губернатор Никита Белых, находящийся в сизо по обвинению в получении взятки, уволен за утрату доверия президента, а ярославский Сергей Ястребов, которому давно прочили отставку за не слишком эффективную работу, – по собственному желанию. Все новые губернаторы пробудут в статусе врио до следующих выборов, которые пройдут осенью 2017 г. При этом три из четырех губернаторских вакансий заняли выходцы из спецслужб: начальник калининградского управления ФСБ Евгений Зиничев (Калининградская обл.), пришедший в МВД из ФСО замминистра Дмитрий Миронов (Ярославская обл.) и глава Росреестра Игорь Васильев (Кировская обл.), который в 1985–1988 гг. служил в управлении КГБ по Ленинграду, а в 1988–1992 гг. – в Первом главном управлении КГБ (внешняя разведка).

Одномоментность и массовость перестановок Песков объяснил «предшествующей скрупулезной работой», в ходе которой и был «аккумулирован» столь существенный набор кадровых решений. Ни к перестановкам в ФСБ, ни к грядущим выборам эти назначения отношения не имеют, заверил пресс-секретарь: «Это обычная цикличная работа главы государства, обычная ротация». Что же касается «силового бэкграунда» трех из четырех новых губернаторов, то это связано с тем, что они «прошли обкатку в соответствующих ведомствах», получив при этом и опыт хозяйственной и экономической деятельности, пояснил Песков: «Это личное решение главы государства, он оказал им доверие, и, по мнению президента, именно эти люди обладают необходимыми навыками».

По словам сотрудника МВД, кандидатура Миронова в какой-то момент даже обсуждалась в качестве кандидата на пост главы МВД, но после создания нацгвардии этот вариант отпал. Предыдущий полпред в СибФО Николай Рогожкин уходит на пенсию, а освободивший пост полпреда в СКФО Сергей Меликов, по сути, возвращается в нацгвардию на прежнее место службы – его карьера ранее была связана с внутренними войсками.

Кумулятивный эффект

Скамейка запасных очень коротка, отсюда и массовое назначение силовиков, поясняет федеральный чиновник. По его словам, «зачистка продолжится, потому что систему надо обновлять», но Путин доверяет только самым близким, а это силовики. В России обострилось большое количество межэлитных конфликтов и президенту нужно поддерживать роль арбитра, добавляет бывший федеральный чиновник. В условиях межэлитного противостояния Путин подтвердил доверие к ФСБ, чьи позиции уже продемонстрировали сюжет со Следственным комитетом, отставка Бельянинова и успешное продвижение пакета Яровой, напоминает собеседник.

Эти решения – слагаемое большого числа лоббистских векторов, считает политолог Евгений Минченко. В Ярославль назначен губернатор из группы главы нацгвардии Виктора Золотова (третий после Алексея Дюмина в Туле и Вениамина Кондратьева в Краснодаре), Васильев относится к людям, которых лично знает Путин со времен Ленинграда, а назначенный в Севастополь Дмитрий Овсянников – человек главы «Ростеха» Сергея Чемезова и министра промышленности Дениса Мантурова, поясняет эксперт. По его мнению, перестановки продолжатся до президентских выборов 2018 г., а следующей большой волны стоит ждать уже после думских выборов. У каждой перестановки своя логика, но их сделали оптом, чтобы достичь кумулятивного эффекта, полагает политолог Аббас Галлямов: «Думская кампания идет сама собой, у власти не получается на нее влиять, и эти перестановки – единственное, что можно было сделать. И это принесет позитив – смотрите, власть не спит, Путин меняет неэффективных чиновников». «Пакетирование» таких серьезных кадровых решений, безусловно, делается в расчете на кумулятивный психологический эффект, согласен политолог Алексей Чеснаков: «Общество видит, что президент реагирует на проблемы кадровыми перестановками. Элита чувствует, что Путин недоволен ее косностью и готов принести в жертву тех, кто переступает красную черту». По мнению эксперта, до выборов 2018 г. президенту «нужно будет продемонстрировать еще несколько сильных кадровых решений», чтобы доказать, что власть реально обновляется. «У критиков правительства появляются возможности сказать, что следующие масштабные отставки коснутся и его», – добавляет политолог Михаил Виноградов.

Зачистка на местах

Политики в затронутых кадровой перетряской регионах называют ее неожиданной. По мнению кировского вице-губернатора Александра Галицких, новому губернатору «будет непросто на выборах»: «Ситуация с арестом Белых уже серьезно повлияла на регион, оппоненты сильно возрадовались». Назначение в регионы силовиков неслучайно, уверен кировский депутат Госдумы от КПРФ Сергей Мамаев: «Разгул коррупции дестабилизирует ситуацию в регионах. Даже если взять местную «Единую Россию», там нет ярких личностей, которые могли бы возглавить регион». Сам Васильев назвал новое назначение «большим доверием со стороны президента», а в ответ на вопрос «Ведомостей», есть ли у него необходимый для этого опыт, напомнил, что был сенатором от Коми и руководил службой численностью без малого 100 000 человек.

Официальный представитель правительства Севастополя Кирилл Москаленко говорит, что назначение полпредом стало «большой неожиданностью» для самого Меняйло. По словам человека, близкого к федеральному правительству, Овсянников рассматривался на пост главы Кировской области и о назначении в Севастополь узнал в четверг. За два года Меняйло не нашел общего языка с бывшим «народным мэром» Севастополя Алексеем Чалым, напоминает человек, близкий к правительству города: «Напряженность между ними благоприятно на жизни города не сказывалась, противостояние все время раскачивалось». Меняйло выполнял функции кризис-менеджера, в нужный момент принимал неудобные решения и его необходимо было убирать, добавляет собеседник: «Новому губернатору, скорее всего, будет проще общаться с Чалым, поскольку тот хочет, чтобы Севастополь был промышленным кластером, а Овсянников имеет отношение к правительству, так что у них гораздо больше общего, чем с Меняйло». Сам Чалый расценил смену губернатора как «существенный поворотный шаг в плюс» и выразил надежду на «работу в конструктивной плоскости» (цитата по «РИА Новости»).

Губернаторов поменяли на самых оппозиционных территориях, констатирует политолог Галлямов: «Теперь в каждом из них ситуация обнулилась: оппозиция строила кампанию на неэффективности власти, но у нее украли повестку, а времени поменять стратегию не осталось – до выборов всего 1,5 месяца». Севастополь выбивается из общей логики, там речь шла о разрешении кризиса, который наносил ущерб власти и создавал риски для результатов выборов, подчеркивает политолог Александр Кынев: «Там назначили технократа, менеджера, который должен сбить напряжение. Все остальные назначения вписываются в концепцию дальнейшего усиления новых силовых элит на постах всех уровней. Никакого политического смысла эти замены в регионах не имели». Даже в Ярославле при слабом губернаторе «все проблемы как-то разрешались, достигались соглашения и кризиса не было», считает эксперт: «Получается, что не просто обезглавливается административный ресурс, но элита жестко деморализуется, потому что для них нет более деморализующего фактора, чем назначение силовика. И выпрыгивать из штанов ради результатов элиты не будут».

В подготовке статьи участвовали Алексей Никольский, Александра Прокопенко и Екатерина Мереминская

Выбор редактора