Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина|Петр Козлов
Статья опубликована в № 4130 от 03.08.2016 под заголовком: Конкуренции стало меньше

Выборы в Госдуму – 2016 по конкурентности уступают предыдущим кампаниям

Комитет гражданских инициатив проанализировал процесс выдвижения кандидатов

На выборах 2016 г., с одной стороны, появились новые партии и политики, с другой – возникло множество ограничений, для новых проектов создаются препятствия, существующие партии зависят от госбюрократии, а конкурентность носит управляемый характер. Об этом говорится в докладе Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина об особенностях выдвижения кандидатов в Госдуму седьмого созыва.

Кандидатов выдвинули лишь 25 из 74 партий, имевших на это право (три из них не представили документы на заверение), причем из 60 партий, не имеющих льготы (право регистрировать кандидатов без сбора подписей), до Центризбиркома добрались только 11. В результате на выборах-2016, по подсчетам экспертов, доля партий, выдвинувших кандидатов, оказалась самой низкой с 1993 г. По словам одного из авторов доклада – Александра Кынева, это доказывает запретительный характер системы регистрации, сложившейся после мая 2014 г.: «Две волны региональных выборов показали фантастический отсев кандидатов, сдававших подписи. Неудивительно, что сейчас почти все, у кого нет льгот, решили не участвовать в выборах. В такой ситуации идти собирать подписи можно, имея заведомую санкцию на пропуск или из авантюризма».

КГИ также зафиксировал резкое снижение числа самовыдвиженцев по сравнению с выборами 1999 и 2003 гг. Самовыдвиженец Мария Баронова, собравшая 15 000 подписей в Центральном округе Москвы, признается: «Если бы мы знали, каково это будет, никто бы на это не согласился».

Старые кадры

Списки КПРФ и ЛДПР отличает высокий уровень преемственности, отмечает КГИ: из первой десятки кандидатов 2011 г. у них остались соответственно 8 и 6 человек. У «Единой России» в списках 2011 г. были 27 из 36 нынешних лидеров региональных групп.

Часть доклада посвящена формированию региональных групп партсписка «Единой России», которое эксперты называют «двусмысленным» и «не совсем корректным». «Люди голосовали по одной нарезке, а список сформирован по другой. Группы сложносоставные, а избиратели голосовали в регионе, и нет критериев, каким образом делились места в группах», – поясняет Кынев. Поэтому авторы доклада предполагают, что роль праймериз в первую очередь была пропагандистской, а решения о распределении проходных мест руководство партии принимало по собственному усмотрению.

Предварительное голосование – достаточно гибкая система, которая оставляет возможность для политического маневра конкретного кандидата, возражает замсекретаря генсовета «Единой России» Ольга Баталина: «Желание КГИ избыточно жестко административно регулировать этот процесс очень напоминает привычную для Кудрина модель его отношений с регионами в бытность министром финансов». Порядок расположения кандидатов в группе соответствовал итогам праймериз, уверяет человек, близкий к руководству «Единой России»: «Если человек в регионе пришел первым, он и в группе будет первым от своего региона, а его порядковая позиция определялась количеством избирателей в этом регионе».

Когда у партии нет льгот, то выдвигаться бессмысленно, считает Кынев: «Сейчас зарегистрировать партию можно, но участвовать в выборах – нет, что само по себе оксюморон». Все узнаваемые партии, кроме Партии прогресса, списки выдвинули – и даже малоузнаваемые тоже, не согласен политолог Михаил Виноградов: «Выдвижению списков ничто не препятствует, затруднена система регистрации. Это естественное следствие завышенного числа партий, создатели которых не знают, что с ними делать».

Доля партий, выдвинувших кандидатов, в этом году действительно статистически самая низкая, но барьеров для участия в выборах нет, считает политолог Александр Пожалов. В 2011 г. «Яблоку», «Правому делу» и «Патриотам России» пришлось собирать по 150 000 подписей, а чтобы получить льготу, надо было иметь депутатов в трети региональных парламентов, напоминает он: «Сейчас же для непарламентских партий первой линии действует очень мягкое условие – наличие депутата в одном заксобрании. Эти партии представляют интерес для кандидатов, ищущих площадку для выдвижения». По мнению эксперта, сейчас начался процесс создания альянсов и союзов, пример чему – Партия роста: «Начнется процесс укрупнения партсистемы. После региональных выборов появится пул малых партий, которые будут рассматриваться как партии регионального типа – вокруг них и будет происходить усиление альянсов». Если бы все партии были допущены до выборов, то избиратели были бы дезориентированы, но жестких административных действий по искусственному прореживанию партийного пространства нет, а базовые требования к регистрации партий остались на уровне 2012 г., уверен Пожалов. Что же касается праймериз «Единой России», то с некоторыми претензиями КГИ эксперт отчасти согласен, но праймериз по спискам, по его словам, изначально не заявлялись как итоговое ранжирование. А вот по округам результаты были в большинстве случаев выдержаны, «в чем и была ключевая задумка праймериз», резюмирует Пожалов.

Lupus_
10:49 03.08.2016
БЕЛЬГИЯ-РОССИЯ-ПРОДУКТЫ-ЭМБАРГО 03.08.2016 13:13:51 MSK ФИН.-ЭКОНОМ. НОВОСТИ. ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ. Бельгийские производители не смогли компенсировать потери от российского эмбарго на продовольствие из ЕС Брюссель. 3 августа. ИНТЕРФАКС - Бельгийские животноводы и садоводы продолжают испытывать негативные последствия российского эмбарго на европейскую сельскохозяйственную продукцию два года спустя после его введения, сообщили в среду СМИ Бельгии со ссылкой на объединение фламандских сельхозпроизводителей Boerenbond. По его данным, российский запрет сильно повлиял на цены значительного числа продуктов, так как Россия представляла очень важный рынок для Бельгии. В 2013 году Бельгия была седьмым из крупнейших европейских экспортеров в Россию с объемом экспорта в 281 млн евро. Основными бельгийскими продуктами для России были яблоки и груши, свинина, сухое молоко и томаты. По отношению к периоду до эмбарго цены на груши упали на 23,2%, на яблоки - на 27,7%, на свинину - на 19,3%, на молоко - на 36,3%, на томаты - на 23,5%. Бельгийские производители, сообщает Boerenbond, не смогли найти новые рынки, способные компенсировать потери от экспорта в Россию. В 2014-2016 годах бельгийский экспорт яблок сократился на 7,3%, свинины - на 2,8%, сухого молока - на 9,2%.
00
Комментировать